Список федеральных судов
   

Октябрьский районный суд г. Белгорода (Белгородская область)

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

ДЕЛО

Дата поступления11.11.2013
Дело находится в производстве судьиТонков Вячеслав Евгеньевич
Дата рассмотрения дела15.01.2014
Результат рассмотрения по делуВынесен ПРИГОВОР
Приговор (опр., пост.) вступил в зак. силу2014-03-12 00:00:00

 

ДВИЖЕНИЕ ДЕЛА

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Наименование события Результат события Дата события Время события
Регистрация поступившего в суд дела 11.11.2013 08:28
Передача материалов дела судье 13.11.2013 12:23
Решение в отношении поступившего уголовного дела Назначено судебное заседание 20.11.2013 10:30
Судебное заседание Объявлен перерыв 03.12.2013 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 04.12.2013 11:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 09.12.2013 14:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 10.12.2013 14:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 13.12.2013 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 17.12.2013 14:30
Судебное заседание Объявлен перерыв 24.12.2013 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 30.12.2013 11:30
Судебное заседание Постановление приговора 15.01.2014 10:00

ЛИЦА

СВЕДЕНИЯ О ЛИЦЕ

ФИО Дата вынесения приговора (опр., пост.) Приговор (опр., пост.) Перечень всех статей (по обвинению)
Беляев С.Н. 15.01.2014 ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор ст.111 ч.3 п.а УК РФ
Мартынов С.С. 15.01.2014 ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор ст.111 ч.3 п.а УК РФ

ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРОВ ОПРЕДЕЛЕНИЙ (ПОСТ.)

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Сторона по делу (ФИО, наименование) Наименование вышестоящей инстанции Дата рассмотрения представления (жалобы) Результат рассмотрения
Антохина П.А. в интересах Мартынова С.С. Беляев С.Н. Логвинов А.С. Мартынов С.С.
текущая территория текущая территория текущая территория текущая территория
12.03.2014
Жалоба (предст.) ПРИНЯТА К РАССМОТРЕНИЮ Жалоба (предст.) ПРИНЯТА К РАССМОТРЕНИЮ Жалоба (предст.) ПРИНЯТА К РАССМОТРЕНИЮ Жалоба (предст.) ПРИНЯТА К РАССМОТРЕНИЮ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

П Р И Г О В О Р 1-9/2014

именем Российской Федерации

город Белгород 15 января 2014 года

Октябрьский районный суд города Белгорода

в составе: председательствующего судьи Тонкова В.Е.,

с участием государственного обвинителя Логвинова А.С.,

потерпевшего К.С.А.,

подсудимых Мартынова С.С., Беляева С.Н., их защитников соответственно: адвоката Антохиной П.А. (удостоверение №442 и ордер №038884), Шерстюкова С.Н. (удостоверение №722, ордер №033695),

при секретаре Мартюшенко А.Э.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Мартынова Сергея Сергеевича, не судимого, по статье 111 части 3 пункту «а» УК РФ, Беляева Сергея Николаевича, не судимого, по статье 111 части 3 пункту «а» УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Подсудимые Мартынов С.С. и Беляев С.Н. в группе лиц умышленно причинили тяжкий вред здоровью К.С.А.

Преступление совершено в городе Белгороде при таких обстоятельствах.

Вечером 2 января 2013 года группа молодых людей, среди которых были подсудимые Мартынов, Беляев и потерпевший К.С.А., отдыхали в баре-ресторане «К» <адрес>. По окончанию пребывания в баре, соединенного с употреблением спиртных напитков, подсудимые и потерпевший вышли на улицу. Здесь между Мартыновым и Беляевым с одной стороны, и К.С.А. – с другой возникла ссора. Ее причиной стало высказанное потерпевшим за столом сомнение в порядочности Мартынова при оплате счета из общей суммы собранных компанией денег.

Действуя согласованно, в группе, подсудимые Мартынов и Беляев напали на К.С.А. Сбив потерпевшего с ног, Мартынов и Беляев умышленно нанесли в голову лежавшего К.С.А. множественные удары, Мартынов – кулаками, а Беляев – ногами, причинив множественные телесные повреждения, в т.ч. перелом основания черепа – решетчатой кости со значительным смещением костных отломков, повлекший тяжкий вред здоровью, опасный для жизни человека.

В судебном заседании подсудимые:

- Мартынов, признавая только себя виновным в умышленном избиении К.С.А., повлекшем причинение тяжкого вреда его здоровью, утверждает, что он один наносил удары руками, а Беляев, хотя и пытался наносить К.С.А. удары ногами, но не попадал из-за своего опьянения;

- Беляев не признал себя виновным в инкриминируемом ему деянии, поскольку считает, что действительно ни разу не попал в лежавшего К.С.А. В целом же деталей произошедшего не помнит из-за болезненного состояния и неудачно сложившейся жизни.

Оба подсудимых утверждают, что при начале возникновения конфликтной ситуации К.С.А. брызнул им в глаза содержимое аэрозольного перцового баллончика, причинив ожог глаз каждого, и первым ударил в лицо одного и второго.

Вина подсудимых Мартынова и Беляева в инкриминируемом им деянии подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей, заключением судебной медицинской экспертизы, результатами осмотра места происшествия, содержанием записи камер наблюдения и другими доказательствами.

Как пояснил потерпевший, по ходу распития спиртного в баре-ресторане «К» 2 января 2013 года, в котором принимали участие шесть человек, в т.ч. он, его супруга В.С.В., К.С.С., Мартынов С.С., Беляев С.Н. и Б.В.Ю., все сбросились для расчетов с официантом. Здесь он заметил, как Мартынов взял со стола 1000 рублей из общей суммы и спрятал, в связи, с чем он и сделал тому замечание. По окончании мероприятия он выходил из ресторана вместе с Мартыновым и Беляевым. На крыльце он напомнил о присвоенной тысяче рублей, назвал их «крысами», после чего Мартынов ударил его в голову, что было дальше – не знает из-за потери сознания.

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы (т.1 л.д. 171-173) на теле К.С.А. обнаружены телесные повреждения:

- черепно-мозговая травма: множественные многооскольчатые переломы костей придаточных пазух носа со смещением костных отломков, множественные мелкооскольчатые переломы костей орбит, носа, перегородки носа, скуловых костей, верхней челюсти, всех частей решетчатой кости со значительным смещением костных отломков, скопление воздуха в мягких тканях глазниц, лица, полости черепа, ушиб головного мозга легкой степени, множественные кровоподтеки мягких тканей лица, волосистой части головы, рана в проекции верхней челюсти. Данная травма причинила тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни (за счет перелома основания черепа – решетчатой кости),

- ссадины в области шеи, не причинившие вреда здоровью.

Указанные телесные повреждения нанесены, а травма черепа причинена в срок, который может соответствовать 2 января 2013 года, от прямых травматических воздействий тупых твердых предметов, в т.ч. рук и ног. Исключена возможность образования травмы при падении на спину, в т.ч. с последующим травматическим воздействием затылком о бордюр.

Выводы судебной медицинской экспертизы обоснованы, сделаны на основе исследования медицинской документации о лечении К.С.А., их правильность не вызывает сомнений.

Ссылка защиты на небесспорность выводов эксперта, пришедшего к заключению не в результате непосредственного исследования им данных о повреждении черепа К.С.А., зафиксированных на рентгенснимках, а по их описанию рентгенологом, неубедительны. Ибо заключение о характере травматических повреждений, зафиксированных при рентгеноскопии, дается рентгенологом, производившим такое исследование. В распоряжение судебно-медицинского эксперта органом следствия и была предъявлена рентгеноскопия с заключением соответствующего специалиста.

Согласно пояснениям, данным судебно-медицинским экспертом Д.О.В. в порядке, определенном статьей 282 УПК РФ, в судебном заседании, описание травмы черепа рентгенологом у нее не вызвало и не вызывает сомнений и по роду своей службы определение костных патологий не относится к полномочиям эксперта.

Отвода эксперту Дудниковой в связи с ее некомпетентностью либо по другим основаниям на предварительном следствии и в судебном заседании защита не заявляла.

Заключение эксперта выполнено на официальном бланке судебно-медицинского учреждения, указаны данные эксперта и стаж его работы, наименование экспертизы, и другие сведения, предусмотренные статьей 204 УПК РФ.

Иные доводы стороны защиты касаемо судебно-медицинского исследования не относятся к предъявленному подсудимым обвинению в причинении К.С.А. тяжкого вреда здоровью и не опровергают выводов эксперта в этой части.

Б.В.Ю., будучи на предварительном следствии и в суде предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, в судебном заседании изменил свои показания, данные на предварительном следствии, когда он подтверждал, что был очевидцем избиения потерпевшего не только Мартыновым, но и Беляевым.

Так, на предварительном следствии (т.2 л.д. 51-52) Б.В.Ю. подробно, в деталях рассказал о вечере, проведенном вместе с подсудимыми и потерпевшим 2 января 2013 года в ресторане «К». Говоря об избиении К.С.А., Б.В.Ю. рассказывает, что из ресторана вышел первым и прогревал машину, на которой они приехали. Увидел, как подсудимые и К.С.А. вышли из ресторана, поскольку находился от них в трех метрах. Между вышедшими возник конфликт и потерпевший первым ударил Мартынова кулаком и здесь же распылил газ из баллончика ему в лицо. Слышал, как Беляев спросил потерпевшего «За что?». Ответ не слышал, но видел как последний и в лицо Беляева брызнул из баллончика. Беляев присел и стал тереть глаза, а Мартынов поднялся с корточек и сбил К.С.А. с ног. Здесь же Мартынов стал наносить потерпевшему удары руками, потом и ногами, к нему присоединился Беляев и тоже нанес не менее трех ударов ногами. Попадал ли в голову, не может сказать, т.к. не видел деталей.

Аналогичные показания Б.В.Ю. давал и на очной ставке с К.С.А. (т.2 л.д. 229-231).

В судебном заседании Б.В.Ю. существенно изменил свои показания и утверждает, что Беляев, хотя и размахивал ногами, но не попадал в лежавшего К.С.А.

Оценив доказательства в их совокупности, суд признает установленным, что свидетель Б.В.Ю. давал правдивые показания в полном объеме на предварительном следствии и изменил их в судебном заседании в пользу Беляева с целью оказания ему помощи в уклонении от уголовной ответственности за совместное с Мартыновым избиение К.С.А.

Как Б.В.Ю., так и Беляев не отрицают того, что они не только односельчане, но и друзья. Именно Б.В.Ю. на автомобиле Беляева привез того в ресторан, где и ожидал с тем, чтобы отвезти обратно.

Ссылка Б.В.Ю., что при допросах следователь записала его показания так, как считала нужным, неосновательна, т.к. в остальной части, не относящейся непосредственно к участию Беляева в избиении К.С.А., Б.В.Ю. не оспаривает и не оспаривал правильность записи его показаний в протоколах допросов, в т.ч. и когда он подтверждает, что причиной конфликтных действий был эпизод, возникший из замечания К.С.А. о присвоении Мартыновым тысячи рублей из общей суммы.

Допрос Б.В.Ю. в качестве свидетеля, в т.ч. и на очной ставке, проводился с соблюдением норм УПК РФ. Б.В.Ю. не обжаловал действия следователя либо нарушение своих прав на предварительном следствии.

Протокол допроса Б.В.Ю. на очной ставке, когда он подробно рассказал об обстоятельствах нанесения ударов ногами по телу лежавшего К.С.А., удостоверен подписями всех участников следственного действия без замечаний.

Суд признает не соответствующими действительности показания потерпевшего, отрицавшего использование газового баллончика, из которого он брызнул в лицо подсудимым при продолжении конфликта на улице и нанесение им первым удара Мартынову.

Показания подсудимых в этой части подтверждаются Б.В.Ю., рассказавшим не только непосредственно о применении К.С.А. баллончика, но и поведение подсудимых сразу после этого. Каждый из них приседает на корточки и трет глаза – такая реакция характерна для поведения непосредственно после попадания в глаза содержимого баллончика.

Из обозренной в судебном заседании записи камеры видеонаблюдения, в установленном УПК РФ порядке изъятой при осмотре места происшествия (т.1 л.д. 7-11), приобщенной к уголовному делу в качестве вещественного доказательства (т.2 л.д. 123-124) и неоднократно просмотренной следователем с участием подсудимых и потерпевшего (т.1 л.д. 48-50, т.2 л.д. 99-104, 107-122), видно, что событие развивалось не так, как об этом говорит К.С.А. Потерпевший утверждает, что Мартынов его ударил по выходу из ресторана, а из записи видно, что Мартынов и Беляев удаляются от выхода из зоны видимости, К.С.А. последовал за ними, а после возвращения начинается избиение.

При судебно-медицинских обследованиях (т.1 л.д. 74-75, т.2 л.д. 39-40):

- у Мартынова обнаружены кровоподтеки на лице, не причинившие вреда здоровью, которые могли образоваться и 2 января 2013 года,

- у Беляева – осаднение мягких тканей правой ушной раковины, также не причинившие вреда здоровью, которые могли образоваться и 2 января 2013 года.

Эксперт Д.Г.А. при криминалистическом исследовании не обнаружила на куртке Беляева, выданной им в ходе следствия (т.2 л.д. 202-203), следов веществ раздражающего действия (т.2 л.д. 210-211), однако в судебном заседании пояснила, что по прошествии четырех месяцев с момента предполагаемого применения газового баллончика, т.е. в момент производства экспертизы, вещества, используемые в таких баллончиках, могли улетучиться.

Характерный запах и последовавшее раздражение носа от куртки Беляева слышала и его супруга Б.Л.Н., когда подсудимый появился дома после случившегося. В.С.В. же чувствовала жжение на лице по прибытию с потерпевшим в больницу.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о соответствии действительности показаний подсудимых и Б.В.Ю. в части применения потерпевшим баллончика с газом в отношении Мартынова и Беляева и нанесении им ударов до начала избиения его подсудимыми.

Остальные участники застолья в баре-ресторане «К» В.С.В. и К.С.С. не были очевидцами преступления и ничего не смогли сообщить о его обстоятельствах.

Не была очевидцем и администратор ресторана К.Н.А., хотя, как и В.С.В. с К.С.С., видела лежавшего на асфальте К.С.А., сильно избитого, после случившегося.

О значительных телесных повреждениях потерпевшего, в т.ч. закрытой черепно-мозговой травме, переломе носа, ссадинах головы, обильной кровопотере и отпечатках обуви на лице, пояснил в судебном заседании и Р.В.В. – врач скорой медицинской помощи, доставлявший К.С.А. от ресторана «К» в медицинское учреждение.

В явке с повинной, поданной Беляевым начальнику УМВД России по городу Белгороду, он сообщил о своем раскаянии в том, что со слов очевидцев причинил телесные повреждения К.С.А. в ответ на того противоправное поведение (т.1 л.д. 190).

Органом предварительного следствия действия подсудимых квалифицированы по статье 111 части 3 пункту «а» УК РФ, как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Суд квалифицирует действия Мартынова и Беляева по статье 111 части 3 пункту «а» УК РФ, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц.

Обвинение в совершении данного преступления группой лиц по предварительному сговору не основано на материалах предварительного следствия и не подтверждено в судебном заседании. Обвинительное заключение не содержит ссылок на доказательства, которые подтверждали бы наличие предварительного сговора между подсудимыми на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью К.С.А.

Подобную позицию высказал и государственный обвинитель, отказавшийся в судебном заседании от предложенной органом расследования квалификации в этой части.

Подсудимые совместно и единовременно наносили удары – Мартынов руками, Беляев ногами – в различные части тела К.С.А., лишая потерпевшего своими действиями предотвратить причинение вреда его здоровью.

Следствием их действий явились множественные телесные повреждения, в т.ч. перелом основания черепа – решетчатой кости, повлекший причинение тяжкого вреда здоровью.

При таких обстоятельствах суд считает обоснованным заключение судебной медицинской экспертизы и пояснения к нему судебно-медицинского эксперта Д.Г.А. в судебном заседании об образовании травмы, повлекшей тяжкий вред здоровью, от совместно нанесенных потерпевшему ударов в область головы. Возможность образования такого повреждения от одного удара вероятна и при конкретных обстоятельствах не влияет на квалификацию преступления.

С учетом обстоятельств течения конфликта, закончившегося причинением тяжкого вреда здоровью К.С.А., суд не находит оснований для признания наличия у подсудимых права на необходимую оборону в конкретной ситуации либо оценки их поведения как аффектированного и квалификации действий по статьям 113, 114 УК РФ.

Судом установлено, что первопричиной конфликта было неправильное поведение Мартынова в компании, с которой он употреблял спиртное – подозрение одного из участников – К.С.А. в присвоении тысячи рублей из общей суммы, собранной компанией для оплаты счета, повторно высказанное потерпевшим после выхода из ресторана. Мартынов, признавая обоснованность возникновения подозрения К.С.А. о присвоении им части денег, намеревался возвратить их одному из товарищей, внесшему, по его мнению, большую по сравнению с остальными часть, но не попытался реализовать намерение и после замечания потерпевшего.

К.С.А. первым ударил Мартынова, однако его нападение сразу было пресечено. После нанесенного Мартыновым удара кулаком в голову К.С.А., потерпевший упал и никаких агрессивных действий не совершал, и, как он пояснил, не мог совершить из-за потери сознания.

Такое положение К.С.А. записано и на видеосъемке.

При таких данных с момента начала избиения лежавшего К.С.А. подсудимые не имели перед собой нападавшего и защищаться им было не от кого. Они совместно, без предварительного сговора, находясь под воздействием алкоголя, избили потерпевшего.

Беляев и Мартынов не лишены возможности и права защитить свои интересы путем обращения в суд с заявлением в порядке частного обвинения.

Преступление подсудимыми совершено с прямым умыслом. Нанося с достаточной силой множественные удары руками и ногами в различные места тела К.С.А., в т.ч. в жизненно важный орган – голову, Мартынов и Беляев осознавали общественную опасность своих действий, предвидели возможность наступления общественно-опасных последствий – причинение тяжкого вреда здоровью и желали их наступления, о чем свидетельствует множественность нанесенных с силой ударов.

При назначении наказания суд учитывает смягчающие наказание обстоятельства, данные о личности подсудимых.

Отягчающих наказание обстоятельств по делу не установлено.

Суд признает обстоятельствами, смягчающими наказание Мартынова и Беляева, противоправное поведение потерпевшего, который первым брызнул из баллончика в лицо подсудимым и ударил каждого из них до проявления ими своих намерений, а также частичное добровольное возмещение материального вреда: Мартыновым в размере 15000 рублей, Беляевым – 20000 рублей. Кроме того, Беляев явился с повинной, а также воспитывает несовершеннолетнего ребенка своей супруги (т.3 л.д. 73-76), что суд также относит к смягчающим его наказание обстоятельствам. В свою очередь Мартынов оказывал помощь врачам в помещении потерпевшего в автомобиль скорой помощи после избиения, принес свои извинения, раскаялся в им содеянном.

Беляев не судим, на учетах у врачей не состоит, по месту регистрации жалоб не имел, находится на хорошем счету у работодателей (т.3 л.д. 35-38, 49-52, 58, 63, 68, 70-72, т.4 л.д. 171), положительно характеризуется нынешней супругой Б.Л.Н. и свидетелем В.С.В. – бывшей супругой, ее матерью К.Л.П.

Амбулаторной судебно-психиатрической экспертизой установлено, что Беляев не страдал и не страдает хроническим либо временным психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики, в связи, с чем мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. На момент инкриминируемого деяния находился в состоянии алкогольного опьянения и (т. 2 л.д. 2-4).

Выводы указанной экспертизы основаны на научно-обоснованных результатах непосредственного обследования психического состояния Беляева и не вызывают сомнений.

Их правильность подтверждается поведением подсудимого в ходе следствия и судебного заседания, когда он адекватно воспринимал сложившуюся ситуацию, понимал цель проводимых с его участием следственных и иных действий, правильно реагировал на поставленные вопросы, давал на них мотивированные ответы, не дав повода усомниться в своем психическом статусе. При таких обстоятельствах суд признает Беляева вменяемым.

Мартынов состоит на учете в наркологическом диспансере с диагнозом <диагноз>, жалоб по месту регистрации не имел, в следственном изоляторе, где содержался в период следствия, нарушений не допускал, проживает с семьей, в т.ч. родителями-пенсионерами и братом-инвалидом, которым оказывает помощь, не судим (т.1 л.д. 87, т.2 л.д. 240-243, т. 3 л.д. 4-6, 8, 10), положительно характеризуется матерью М.Н.В.

Потерпевший супругой В.С.В. и свидетелем М.Д.В. характеризуется положительно, однако недобросовестно относился к своим трудовым обязанностям, работая у ИП В.О.В., которая в судебном заседании пояснила, что неоднократно обращалась за помощью в правоохранительные органы в связи с вызывающим поведением К.С.А. и фактами хищений им товарно-материальных ценностей. Претензии личного характера к потерпевшему имеет и его теща.

Исходя из целей наказания и принципа его справедливости, закрепленных в статьях 6, 43 УК РФ, учитывая характер, повышенную степень общественной опасности совершенного в общественном месте особо тяжкого, дерзкого, группового преступления против здоровья, суд приходит к выводу об исправлении подсудимых в условиях изоляции от общества и назначает им лишение свободы, которое в соответствии со ст. 58 ч.1 п. «в» УК РФ надлежит отбывать в ИК строгого режима.

Дополнительное наказание в виде ограничения свободы суд считает возможным не назначать, однако не находит оснований для признания фактических обстоятельств содеянного, как могущими повлечь применение положений части 6 статьи 15 УК РФ и изменение категории преступления на менее тяжкую.

Потерпевшим К.С.А. заявлены исковые требования о компенсации морального вреда в размере 1 000000 рублей и о возмещении материального ущерба в размере 2 000000 рублей, затраченных и необходимых в перспективе на лечение.

Согласно положениям статьи 150 ГК РФ здоровье, достоинство личности являются нематериальными благами и принадлежат гражданину от рождения или в силу закона и защищаются в соответствии с ГК РФ и другими законами.

Статья 45 Конституции РФ закрепляет государственные гарантии защиты прав и свобод и право каждого защищать свои права всеми, не запрещенными законом способами.

В статье 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав предусматривается возможность потерпевшей стороны требовать компенсации морального вреда, основания и размер которого в соответствии с пунктом 1 статьи 1099 ГК РФ определяются правилами, предусмотренными главой 59 и статьей 151 ГК РФ.

Суд считает, что основания иска в части компенсации морального вреда нашли свое подтверждение в судебном заседании, поскольку в результате избиения потерпевший претерпел моральный вред.

При определении размера компенсации морального вреда, причиненного К.С.А., суд учитывает степень моральных и нравственных страданий, причиненных потерпевшему, восстановившему здоровье, имущественное положение подсудимых, конкретные обстоятельства дела и приходит к выводу о частичном удовлетворении исковых требований и взыскании с подсудимых Беляева и Мартынова в солидарном порядке компенсации морального вреда в пользу К.С.А. в сумме 500000 рублей, считая такой размер компенсации разумным и справедливым.

Гражданский иск в части взыскания с подсудимых материального ущерба в судебном заседании не конкретизирован и в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие эти требования. В частности суду не представлены какие-либо документы о затратах, которые, по мнению гражданского истца, должны быть взысканы с подсудимых. В связи с этим суд признает за потерпевшим право на удовлетворение иска, а вопрос о его размере передает на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Подсудимые находятся под действием мер пресечения: Беляев – подписки о невыезде и надлежащем поведении, Мартынов – домашнего ареста. Исходя из положений части 2 статьи 97, пункта 17 части 1 статьи 299 УПК РФ, учитывая назначение подсудимым наказания в виде лишения свободы, суд считает необходимым для обеспечения исполнения приговора изменить Беляеву и Мартынову меру пресечения на заключение под стражу, поскольку иная, более мягкая мера пресечения, не обеспечит реализацию целей судопроизводства в этой части.

Руководствуясь статьями 307-309 УПК РФ,

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Мартынова Сергея Сергеевича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 111 частью 3 пунктом «а» УК РФ, и назначить ему по этой статье наказание в виде лишения свободы на срок 4 года в ИК строгого режима без ограничения свободы.

Срок наказания исчислять с учетом времени задержания Мартынова в порядке статьи 91 УПК РФ, нахождения под стражей и домашним арестом – с 04 января 2013 года.

Меру пресечения Мартынову до вступления приговора в законную силу изменить с домашнего ареста на заключение под стражей, взяв его под стражу в зале суда.

Признать Беляева Сергея Николаевича виновным в совершении преступления, предусмотренного статьей 111 частью 3 пунктом «а» УК РФ, и назначить ему по этой статье наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев в ИК строгого режима без ограничения свободы.

Срок наказания исчислять Беляеву с момента задержания – с 15 января 2014 года.

Меру пресечения Беляеву до вступления приговора в законную силу изменить с подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражей, взяв его под стражу в зале суда.

Гражданский иск потерпевшего удовлетворить частично.

Взыскать с Мартынова Сергея Сергеевича и Беляева Сергея Николаевича в солидарном порядке в пользу К.С.А. в счет компенсации морального вреда 500000 рублей.

На основании статьи 309 части 2 УПК РФ признать за К.С.А. право на удовлетворение гражданского иска о взыскании материального ущерба, передав вопрос о размере возмещения для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства: два DVD-диска с записями камер наблюдения хранить при деле (т.2 л.д. 124, т.3 л.д. 124); куртку из кожи черного цвета с подкладкой из меха возвратить Беляеву С.Н. (т.2 л.д. 214).

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в судебную коллегию по уголовным делам Белгородского областного суда в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными – в тот же срок со дня вручения копии, путем принесения жалобы (представления) через Октябрьский районный суд города Белгорода.

Судья (подпись) В.Е. Тонков

Справка: апелляционным постановлением Белгородского областного суда от 12 марта 2014 года приговор - без изменения, а апелляционные жалобы и представление – без удовлетворения.

 

оригинал

   
Все права защищены и принадлежат их законным обладателям © Самосуд 2013-2015
Rambler's Top100