Список федеральных судов
   

Асиновский городской суд (Томская область)

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

ДЕЛО

Дата поступления30.05.2013
Дело находится в производстве судьиДавыдов Е.Д.
Дата рассмотрения дела11.02.2014
Результат рассмотрения по делуВынесен ПРИГОВОР
Приговор (опр., пост.) вступил в зак. силу2014-04-28 00:00:00

 

ДВИЖЕНИЕ ДЕЛА

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Наименование события Результат события Основания для выбранного результата события Дата события Время события
Регистрация поступившего в суд дела 30.05.2013 17:15
Передача материалов дела судье 30.05.2013 17:17
Решение в отношении поступившего уголовного дела Назначено судебное заседание 03.06.2013 09:00
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание ЗАЩИТНИКА 14.06.2013 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 28.06.2013 10:00
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание СВИДЕТЕЛЕЙ 15.07.2013 10:00
Судебное заседание Заседание отложено неявка в судебное заседание ДРУГИХ УЧАСТНИКОВ ПРОЦЕССА 30.07.2013 14:15
Судебное заседание Объявлен перерыв 08.08.2013 14:15
Судебное заседание Заседание отложено ДРУГИЕ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТЛОЖЕНИЯ ДЕЛА 21.08.2013 10:00
Судебное заседание Заседание отложено назначена ЭКСПЕРТИЗА 22.08.2013 14:15
Судебное заседание Заседание отложено ДРУГИЕ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТЛОЖЕНИЯ ДЕЛА 12.09.2013 16:00
Судебное заседание Заседание отложено ДРУГИЕ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТЛОЖЕНИЯ ДЕЛА 28.10.2013 10:00
Судебное заседание Заседание отложено ДРУГИЕ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТЛОЖЕНИЯ ДЕЛА 11.12.2013 10:00
Судебное заседание Заседание отложено ДРУГИЕ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТЛОЖЕНИЯ ДЕЛА 30.12.2013 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 20.01.2014 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 31.01.2014 10:00
Судебное заседание Объявлен перерыв 03.02.2014 14:30
Судебное заседание Постановление приговора 11.02.2014 14:15
Провозглашение приговора Провозглашение приговора окончено 12.02.2014 16:00
Дело сдано в канцелярию 13.02.2014 11:49
Дело оформлено 13.02.2014 12:34

ЛИЦА

СВЕДЕНИЯ О ЛИЦЕ

ФИО Дата вынесения приговора (опр., пост.) Приговор (опр., пост.) Перечень всех статей (по обвинению)
Пронькин А. А. 11.02.2014 ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор ст.264 ч.3 УК РФ

ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРОВ ОПРЕДЕЛЕНИЙ (ПОСТ.)

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Сторона по делу (ФИО, наименование) Наименование вышестоящей инстанции Дата рассмотрения представления (жалобы) Результат рассмотрения
Информация скрыта Томский областной суд 28.04.2014 ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор ИЗМЕНЕН

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 1-2/2014

П Р И Г О В О Р Именем Российской Федерации

город Асино 11 февраля 2014 года

Асиновский городской суд Томской области в составе:

председательствующего Давыдова Е.Д., с участием государственного обвинителя – ст.помощника Асиновского городского прокурора Репиной Л.В., подсудимого Пронькина А.А.,

защитника подсудимого – адвоката Ярошинской Г.Г., предъявившей удостоверение /номер/ от /дата/ и /номер/ от /дата/ и ордер /номер/ от /дата/ ( по соглашению), при секретаре Таюкиной О.Н.,

а также при участии потерпевшего Б. , представителя потерпевшего – адвоката Новикова С.Н., предъявившего удостоверение /номер/ от /дата/ и ордер /номер/ от /дата/ ,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

ПРОНЬКИНА А.А. , ранее не судимого, -

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

Подсудимый Пронькин А.А. совершил нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека при следующих обстоятельствах.

В дневное время /дата/ Пронькин А.А., управляя механическим транспортным средством – автомобилем марки /_/ , двигаясь в направлении /адрес/ между населенными пунктами /адрес/ и /адрес/ на 5 км трассы /адрес/ , проигнорировал свои обязанности водителя и, действуя небезопасно по отношению к другим участникам дорожного движения, проявив преступную небрежность к окружающей дорожной обстановке, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, проезжая участок автодороги, обозначенный дорожными знаками 1.11.2 ПДД РФ – «Опасный поворот налево», означающий закругление дороги малого радиуса или с ограниченной видимостью, также имеющий на проезжей части горизонтальную разметку 1.1 ПДД РФ, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений и обозначающей границы полос движения в опасных местах на дороге, а равно границы проезжей части, на которые въезд запрещен, вел свой автомобиль со скоростью, которая при возникновении опасности для движения не обеспечила ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, в нарушение требований Правил дорожного движения: п.1.3 Правил дорожного движения РФ, утвержденных постановлением Совета Министров – Правительства РФ от 23.10.1993 № 1090 ( далее – ПДД РФ ), обязывающего участников дорожного движения знать и соблюдать относящиеся к ним требования настоящих Правил, п. 1.5 ПДД РФ, в соответствии с которым участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, ч.ч.1 и 2 п. 10.1 ПДД РФ, предписывающего водителю вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в том числе – видимость в направлении движения; при этом скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил; при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства, - в связи с чем Пронькин А.А. не справился с управлением, допустил занос автомобиля, выехал на полосу, предназначенную для встречного движения автомобилей, чем создал опасность для движения и помеху другим участникам дорожного движения, где совершил столкновение со встречно двигающимся автомобилем марки /_/ под управлением гр-на Б. В результате столкновения пассажиру указанного автомобиля /_/ гр-ке А. были причинены телесные повреждения в виде тупой сочетанной травмы головы, туловища и нижних конечностей с множественными переломами костей скелета, осложнившейся развитием травматического и геморрагического шока, а именно: закрытая черепно-мозговой травма, кровоподтеки и множественные поверхностные раны лица, кровоизлияния в мягкие ткани головы, субарахноидальные кровоизлияния на левом полушарии головного мозга, перелом основания черепа, двусторонние конструкционные переломы ребер и грудины без повреждения пристеночной плевры и ткани левого легкого, кровоизлияния в области корней обоих легких, кровоизлияния в связочный аппарат печени, кровоизлияния в около почечных клетчатках справа и слева, кровоизлияния в брыжейках тонкого и толстого кишечника, перелом правого седалищного бугра, перелом обоих костей правой голени, оскольчатый перелом крыла левой подвздошной и левой седалищной костей, полный разрыв капсулы левого тазобедренного сустава с оскольчатым переломом левой вертлужной впадины с фрагментацией головки бедренной кости, кровоподтек правой голени, - в совокупности относящиеся к тяжкому вреду здоровью, опасному для жизни, от чего /дата/ А. скончалась в помещении Асиновской ЦРБ.

В судебном заседании подсудимый Пронькин А.А. виновным себя в содеянном им преступлении по предъявленному обвинению и предъявленный к нему потерпевшими иск не признал и дал показания о том, что днем /дата/ , имея соответствующее удостоверение на право управления легковым транспортом категории «В», обладая многолетними необходимыми практическими навыками управления легковым транспортом, двигался по трассе из /адрес/ в направлении /адрес/ , управляя личным технически исправным автомобилем /_/ . Техническое состояние автомобиля и давление в шинах колес проверил до начала поездки. Автошины были новыми, предназначенным для перемещения по льду, грязи и снегу, приобрел их незадолго до ДТП. Машина была загружена полностью, кроме него – 2 пассажира ( мать и сестра ), багаж весом около 200 кг. Самочувствие было отличным. Движение осуществлял по асфальтированной дороге, имеющей незначительные снежные заносы. День был солнечный, морозный, видимость хорошая. При подъезде к повороту до места столкновения со встречным автомобилем /_/ снизил скорость с 90-100 км/ч до 70 км/ч. К моменту вхождения машины в поворот управляемый им автомобиль потерял устойчивость, его потянуло вправо к обочине, переднюю часть стало разворачивать вправо, ощутил, что, как будто, переднее правое колесо попало в сугроб и в нем упало давление полностью или частично, машина просела вперед вправо, биения диска не ощущал. При помощи рулевого управления, с использованием антипробуксовочной системы, переключения скоростей с переходом на вторую скорость и частичного торможения выровнял автомобиль и сбросил скорость до 40-50 км/ч, затем, после наезда на заснеженную часть дороги, машину стало разворачивать вперед передней правой частью. Во встречном направлении двигался автомобиль /_/ по своей полосе, до которого оставалось около 50 м. В процессе неуправляемого выноса /_/ на встречную полосу и вращения справа налево произошло столкновение его автомобиля со встречным автомобилем /_/ , двигавшимся по своей полосе, в переднюю часть /_/ правой стороной « /_/ », с последующим повторным соударением бортами машин при развороте. От соударения « /_/ » отбросило на обочину, у него был вырван бампер, а автомобиль « /_/ » встал поперек трассы по центру дороги. На проезжей части на полосе движения /_/ остался след торможения в направлении полосы движения /_/ , масляное пятно в месте первичного столкновения машин, осыпь поврежденных деталей на полосе /_/ . Обе машины получили повреждения: у /_/ - левой половины кузова, было выбито ветровое стекло, оторван бампер, у /_/ повреждены правые передняя дверь, стойка, крыло, капот и крыша, двигатель, вырваны фары и бампер, возникли наслоения по правому борту. На переднем правом колесе « /_/ обнаружен дефект – разрыв в боковой плоскости. После столкновения машин оказывал помощь сестре с привлечением помощи проезжавших на иных машинах очевидцев, ее зажало в салоне на месте переднего пассажирского сиденья. Затем сестру вместе с водителем /_/ отвезли на «Скорой помощи» в больницу, пострадавшую пассажирку из /_/ до этого отправили иной машиной «Скорой помощи». Осмотр места происшествия при нем производили сотрудники ГИБДД, затем прибыл следователь. После медицинского освидетельствования был ознакомлен со схемой ДТП в отделе полиции, замечаний по ее содержанию не имел. Вместе со следователем снял поврежденное, ничем не зажатое правое колесо с /_/ , доставленного эвакуатором к отделу полиции. Колесо забрал следователь. В дальнейшем до выдачи ему /_/ в /дата/ автомобиль несколько раз перемещали по прилегающей к отделу полиции территории, появились новые повреждения ( стал больше разворот лонжерона, лопнула стойка, образовался больший загиб двери, повреждена коробка передач ), пропала часть деталей. Имевшиеся у его автомобиля системы курсовой устойчивости и АБС в момент ДТП были включены. Предполагает, что занос автомобиля на встречную полосу мог произойти ввиду полной или частичной разгерметизации колеса в процессе движения до начала заноса по неизвестной ему технической причине, Правила дорожного движения не нарушал, принял все необходимые меры к предотвращению аварии.

Показания подсудимого Пронькина А.А. о потере управления автомобилем /_/ и заносе на встречную полосу, от чего произошло столкновение со встречным транспортным средством – автомобилем /_/ под управлением Б. , по неизвестной и независящей от него технической причине, связанной с возможной разгерметизацией переднего правого колеса до столкновения машин, не соответствуют установленным судом фактическим обстоятельствам дорожно-транспортного происшествия, опровергаются показаниями потерпевшего Б. , свидетелей В. , иных свидетелей и экспертов, протоколами осмотров места происшествия и автомобилей, заключениями автотехнических экспертиз и иными исследованными судом материалами дела в их совокупности и, как считает суд, даны им с целью избежать ответственность за совершенное преступление.

Виновность подсудимого, несмотря на непризнание им своей вины в содеянном преступлении, выразившемся в нарушении лицом, управляющим легковым автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, полностью подтверждается совокупностью добытых и исследованных судом в строгом соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона доказательствами, допустимость которых проверена судом в ходе судебного разбирательства.

Так, потерпевший Б. показал, что в 15 часу /дата/ он с супругой А. возвращались домой по трассе /адрес/ на управляемом им технически исправном личном автомобиле /_/ , двигаясь со скоростью около 50-55 км/ч. На 5 километре трассы двигавшийся со значительной скоростью, более 100 км/ч, встречный автомобиль /_/ , проходивший спуск и поворот, подбросило в месте перехода уклона дороги в пологое положение – на «перепаде» дороги, с первоначальным разворотом влево его задней части, последующим уходом в занос, боковым перемещением на встречную полосу движения, с юзом колес, с характерным звуком, и выносом на полосу движения управляемого Б. автомобиля /_/ . Двигавшийся юзом автомобиль /_/ своей правой боковой частью столкнулся с управляемой им машиной, ударившись, исходя из повреждений, спереди справа в /_/ , затем с разворотом в левую переднюю часть, крыло, далее в левый борт « /_/ . В результате автомобиль /_/ был поврежден спереди, больше слева, по левому борту повреждены бампер, с его отрывом, диск колеса, погнут задний бампер. На месте ДТП на асфальте остались следы юза от колес /_/ в виде 4 полос до места столкновения, на полосе движения /_/ в месте столкновения находились осыпь стекла от машин, масляное пятно, к которому был виден след юза колеса /_/ , начинавшийся со встречной полосы. Исходя из имеющихся на его машине повреждений первичный удар /_/ пришелся в правую переднюю часть автомобиля /_/ в месте крепления рессоры. Он и жена, которую выбросило из машины от удара, получили травмы, от которых после доставления в больницу супруга А. скончалась на следующий день. В момент возникшей угрозы столкновения машин, когда расстояние между машинами составляло около 30-50 м, сам принял меры к торможению, снижению скорости до 40 км/ч и смещению управляемого им автомобиля к обочине. На момент ДТП видимость была хорошей, дорожное асфальтированное полотно чистое от снега, каких-либо помех движению /_/ не имелось. Считает, будучи профессиональным водителем со значительным стажем, что водитель « /_/ проявил невнимательность к дороге, превысил скорость в опасном месте – спуске с поворотом трассы, в связи с чем не справился с управлением, в результате чего ушел в занос с выездом на полосу встречного движения и столкновением с автомобилем потерпевшего. Полагает, что правое переднее колесо /_/ могло быть повреждено от соударения с автомобилем /_/ при столкновении машин. По его мнению, в случае, если бы оно спустило во время движения, до ухода в занос и столкновения с /_/ , автомобиль /_/ вынесло бы вправо на обочину. Предъявленный иск о взыскании с подсудимого денежной компенсации в сумме 1 млн.руб. поддержал, исходя из перенесенных им моральных и физических страданий, вызванных утратой самого близкого для него человека –жены, с которой прожили в браке 43 года, вырастили детей, вели совместное хозяйство, супруга выполняла всю домашнюю работу, получала пенсию наряду с мужем, заботилась о потерпевшем, находящимся в пожилом возрасте; в результате ее потери ухудшилось личное самочувствие потерпевшего, обострились проблемы с артериальным кровяным давлением и сердцем. При жизни до момента ДТП супруга не жаловалась на заболевание суставов ног и рук, самостоятельно передвигалась, выполняла домашнюю работу и не имела заболевания в виде остеоартроза. Имевшийся в автомобиле низкий табурет использовался женой для посадки в машину ввиду полноты ее телосложения - для облегчения посадки.

По оглашении показаний, данных им на следствии ( т.1 л.д.157-159 ), согласно которым он заметил встречный автомобиль /_/ в поле зрения на расстоянии 200-250 м на «бугре», а подбросило /_/ после спуска с горки в месте перепада высоты дороги с первоначальным заносом задней части влево, после чего при движении юзом и вывернутых влево передних колес /_/ въехал своей передней правой частью в переднюю часть /_/ в районе правого переднего клыка, с последующим разворотом и ударом правой частью /_/ в район заднего левого отбойника и фаркопа /_/ , потерпевший Б. подтвердил правильность изложенных им на следствии наблюдавшихся им в процессе сближения автомобилей характера перемещения автомобиля /_/ до столкновения и механизма соударения машин при ДТП, а показания в указанной части в суде, согласно которым о механизме соударения он сделал вывод исходя из повреждений на автомобилях после ДТП, объяснив расхождения в показаниях на следствии и в суде давностью события. При этом суду настаивал, что видел 4 полосы юза колес /_/ на дороге, идущие к месту столкновения машин, упустив это обстоятельство при даче показаний.

Показания потерпевшего Б. с учетом их уточнения по оглашении показаний, данных им на следствии, о значительной скорости движения автомобиля /_/ до ухода в занос, характере его перемещения в заносе и положении автомобилей на момент лобового столкновения на встречной для автомобиля /_/ полосе движения последовательны и логичны, согласуются с заключениями автотехнических экспертиз, иными материалами дела, их подтвердили свидетели В. и Г. , не доверять показаниям которых оснований у суда не имеется, в связи с чем суд полагает положить в основу приговора показания потерпевшего Б. об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия.

Свидетель В. дала показания о том, что около 15 часов /дата/ она с сыном, управлявшим праворульным автомобилем /_/ , возвращались по трассе домой в /адрес/ из /адрес/ . День был не пасмурный, видимость хорошая, дорога – чистый асфальт. Впереди метрах в 30-40 в попутном им направлении с небольшой скоростью следовал автомобиль /_/ . В месте расположения опасного поворота: спуска и поворота со стороны встречного движения, - наблюдала появление в поле зрения встречного автомобиля-«иномарки» серого цвета, ехавшего со стороны /адрес/ с большой скоростью. После чего, услышав возглас сына, увидела соударение «иномарки» с автомобилем /_/ на полосе их движения и разворот «иномарки» с ее остановкой посередине дороги, задней частью в сторону автомобиля« /_/ . Автомобиль /_/ встал на обочине. Остановившись и подбежав к автомобилю /_/ , обнаружили односельчан – в машине на месте водителя Б. , в сугробе рядом с дорогой – его раненую супругу А. , которых впоследствии отправили в больницу на «Скорой помощи». На автомобиле-«иномарке» была сильно повреждена правая передняя дверь, порвано колесо, пострадала пассажир-девушка. По ходу движения автомобиля /_/ была осыпь – осколки деталей машин, из-под остановившейся иномарки бежала какая-то жидкость, работала звуковая сигнализация.

Свидетель Г. дал аналогичные показания, пояснив, что /дата/ в районе 3-х часов дня он, управляя автомобилем /_/ , имеющем правый руль, вместе с матерью возвращался домой по трассе из /адрес/ . Впереди в том же направлении следовала автомобиль /_/ со скоростью около 60 км/ч, который он догнал до начала опасного поворота, приблизившись к нему на близкое расстояние. Погода была ясной, покрытие проезжей части асфальтированное, чистое, не заснеженное. Прошли поворот, дорога стала подниматься в горку. В это время навстречу, спускаясь с горы, со значительной скоростью около 90 км/час двигался автомобиль /_/ , приближаясь к повороту. Двигаясь по своей полосе проезжей части, автомобиль /_/ занесло, развернув задней частью к обочине его полосы движения, правой боковой частью в направлении автомобиля /_/ , после чего они столкнулись: /_/ - передней правой стороной в левую часть « /_/ , находившегося на момент столкновения на своей полосе движения. В момент соударения /_/ находился на своей полосе движения, автомобиль /_/ - перпендикулярно автомобилю /_/ . От соударения /_/ отбросило на обочину в снег, а автомобиль /_/ развернуло в обратную сторону – «перевернуло» поперек дороги, задней частью в направлении остановившегося автомобиля /_/ . Каких-либо препятствий и ям по полосе движения автомобиля /_/ до столкновения не имелось, дорога в этом месте ровная, зимой постоянно очищается от снега, имеет сплошную разделительную полосу разметки, в направлении /адрес/ имеет знаки, указывающий на запрет обгона и опасный поворот. Водитель /_/ Б. вышел из машины и стоял рядом на одной ноге, просил оказать помощь его жене, которая лежала на спине в кювете, была ранена, во рту – многочисленные осколки стекол, имелась гематома в области головы. У автомобиля /_/ отсутствовало лобовое стекло, были открыты дверки с правой стороны, больше всего была повреждена передняя часть, в виде вдавлений. У автомобиля /_/ была повреждена правая передняя часть. На дороге находились осколки пластика и передняя правая фара от автомобиля /_/ , имелась осыпь автомобильных стекол. В автомобиле /_/ находился водитель, девушка и женщина, в багажнике – разделанная туша свиньи, имелся дефект правого переднего колеса в виде разреза, крыло над поврежденным колесом находилось на месте, детали автомобиля не касались колеса. Под /_/ растеклось пятно охлаждающей жидкости. В момент начала ухода в занос /_/ находилось на небольшом расстоянии в несколько метров от двигавшегося навстречу автомобиля /_/ . До столкновения автомобиль /_/ если и изменил скорость, то незначительно. До начала заноса подбрасывания какой-либо части автомобиля /_/ не видел, какого-либо перепада в месте перехода дороги от спуска в пологое положение со стороны двигавшегося к месту столкновения машин автомобиля /_/ не имеется. Объясняя происшедшее на месте, водитель /_/ говорил, что у него на ходу лопнуло колесо и что колеса у него новые, поставил их перед зимой. На момент столкновения не видел переднюю часть /_/ с учетом своего местонахождения. У автомобиля /_/ имелись повреждения в виде вдавления спереди. Пострадавшим была оказана помощь прибывшими примерно через 20 минут после ДТП по вызову врачами «Скорой помощи».

Свои показания свидетель Г. отразил в собственноручно составленной схеме, указав местоположение автомобилей на момент их столкновения в процессе ДТП.

Показания свидетелей В. и Г. , подкрепленных составленной им схемой, соответствуют показаниям потерпевшего Б. , не противоречат механизму дорожно-транспортного происшествия, установленного заключениями автотехнических экспертиз №№ /номер/ и /номер/ , проведенных по делу в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства, логичны и последовательны, в связи с чем суд признает их достоверными и объективными, соответствующими фактическим обстоятельствам события преступления.

Свидетель Д. пояснила, что /дата/ после 14 часов вместе с сыном и дочерью на автомобиле /_/ , которым управлял Пронькин А.А., возвращались по трассе из /адрес/ в /адрес/ . Дорога была чистой, частично с наледью, имелись заснеженные участки. Скорость машины около 90 км/час. Проехав /адрес/ , в месте поворота дороги налево с последующим спуском сын притормозил, сбавил скорость до 60-70 км/час, после чего на пригорке со спуском вниз машина зашаталась и стала плавно перемещаться передней частью в сторону правой обочины. Сын начал тормозить, машина как бы споткнулась, правый передний край стал ниже, после чего машину стало разворачивать налево вокруг своей оси, с выездом на встречную полосу, после чего произошло соударение со встречно двигавшимся автомобилем « /_/ При ударе ее как пассажирку как бы толкнуло на спинку сиденья, затем последовал второй удар – сбоку справа и она ударилась головой о среднюю боковую стойку, потеряв сознание. Придя в себя, узнала от сына о повреждении колеса, который, со слов сына, был разрезан диском. Водитель /_/ стоял рядом со своим автомобилем, с правой стороны от /_/ на снегу лежала пожилая женщина. С помощью водителей проезжавших автомобилей вытащили из салона с переднего пассажирского места зажатую деформированными деталями машины дочь Е. . Пострадавших в результате ДТП Е. , водителя и пассажирку /_/ увезли машинами «Скорой помощи» в АЦРБ. На встречной полосе, ближе к обочине находились детали машин – фара и стекло. Перед поездкой сын проверил техническое состояние автомобиля, сам находился в нормальном физическом состоянии, имеет стаж водительский стаж с 2008 года, водит уверенно, не лихачит, ранее имел мелкие нарушения ПДД. На момент ДТП погода была ясная, видимость хорошая. Встречный автомобиль /_/ заметила за 200-250 м во время нахождения их машины на пригорке, автомобиль /_/ «потащило» в направлении автомобиля /_/ примерно за 50-70 м до него. Участок дороги был чистым, под спуском мало заснежен, ям и выбоин не было. Багажник автомобиля /_/ был загружен 2-3 мешками картофеля по 4 ведра каждый и около 30 кг свинины. В результате аварии на правой стороне /_/ имелись повреждения в виде черты и вмятина на передней пассажирской двери. Характеризует сына положительно. Автомобиль /_/ находился в отличном техническом состоянии, сын ежегодно меняет авторезину на летнюю и зимнюю соответственно сезону.

Свои показания свидетель Д. о местоположении автомобилей на момент столкновения продемонстрировала в собственноручно составленной схеме.

Показания, аналогичные показаниям свидетеля Д. , дала свидетель Е. , пояснив, что во время спуска на скорости 70-80 км/час управляемый братом Пронькиным А.А. автомобиль /_/ , в котором она находилась в качестве пассажира спереди, справа от водителя, начало «шатать» вправо-влево, понесло правой частью, правая часть «осела», машину вынесло на правую обочину. Брат стал выкручивать руль, выравнивая автомобиль, автомобиль стало крутить, после чего его вынесло правой стороной на встречный автомобиль /_/ . Удар пришелся в переднюю правую дверь, а затем вторично – в район колеса и капота справа. Она потеряла сознание, очнулась на своем месте. Ей помогли перейти в иную машину, а затем на «Скорой помощи» в связи с полученной травмой головы и нижних конечностей увезли в больницу. После столкновения автомобиль /_/ находился на обочине, автомобиль /_/ встал поперек дороги, у него было повреждено капот, дверь и колесо. На момент возникновения аварийной ситуации асфальтированная дорога была чистой, по их полосе ровной, без ям и выбоин. В момент столкновения почувствовала удар сзади. Автомобиль ударился в /_/ правой стороной, ближе к правой двери и правому переднему крылу, а автомобиль /_/ - передней частью, с ее стороны сработала подушка безопасности. В момент заноса автомобиль /_/ «закручивало» вокруг своей оси справа-налево, он двигался одновременно вперед и боком, передняя часть – на полосе встречного движения, задняя часть – на полосе их движения.

Оценивая показания свидетелей Д. и Е. , подробно описавших последовательность перемещения автомобиля /_/ как до заноса, так и в процессе заноса, и момент столкновения со встречным автомобилем /_/ на его полосе движения, суд полагает признать их достоверными в указанной части : они последовательны, логичны, согласуются между собой, с показаниями потерпевшего и свидетелей Федоровых, не противоречат механизму дорожно-транспортного происшествия, установленного проведенными автотехническими экспертизами.

Исходя из них, до момента начала выноса автомобиля на правую обочину по ходу их движения, на спуске, автомобиль начало «шатать» влево-вправо, что соответствуют установленным судом обстоятельствам возникновения заноса ввиду утраты управления автомобилем подсудимым при движении в опасном месте – на спуске с поворотом, в зимних условиях, при движении по вымерзшему асфальту, со скоростью, не обеспечившей контроль управления автомобилем.

При этом суд критически оценивает показания свидетелей Д. и Е. , содержание схемы ДТП свидетеля Д. в части того, что в момент столкновения удар пришелся в автомобиль /_/ сзади, снижении скорости подсудимым до 70 км/час и менее на опасном участке и что причиной первоначального выноса на правую обочину по ходу движения их автомобиля, по их ощущениям, стало «проседание» правой передней части автомобиля /_/ , вызванного возможным разрезом шины колеса его диском или иной причиной, приведших к резкому снижению давления в шине этого колеса, что противоречит их же описанию дорожной обстановки до начала ухода автомашины в занос, а именно: при отсутствии наезда на какое-либо препятствие во время движения по чистой от снега и иных предметов дороге, не имевшей рытвин и ухабов, при движении на исправном автомобиле, накачанных и проверенных подсудимым до отъезда в дорогу зимних шинах колес.

По мнению суда, показания свидетелей Д. и Е. в указанной части неправдивы, даны ими из близкородственных чувств к подсудимому, в целях поддержки его версии о заносе автомобиля по причине возможной, образовавшей в процессе движения технической неисправности правого переднего колеса, со снижением давления в нем, увлекшем машину вправо помимо воле водителя.

Они в указанной части полностью опровергается как показаниями потерпевшего Б. и свидетелей В. , наблюдавших занос встречного автомобиля ввиду превышения скорости подсудимым на опасном участке дороги и момент лобового столкновения в справой стороной автомобиля /_/ , так и заключениями автотехнических экспертиз, достоверно установивших как механизм столкновения машин, так и повреждение правого переднего колеса в момент столкновения со встречным автомобилем /_/ , а с учетом отсутствия иных дефектов колеса подтверждающих его предыдущее технически исправное состояние на момент столкновения со встречным автомобилем.

Свидетель Ж. пояснил, что выезжал в /дата/ в качестве ст.инспектора ДПС ГИБДД на место происшествия по факту столкновения автомобилей /_/ и /_/ . На момент приезда автомобиль /_/ находился на правой обочине со стороны /адрес/ , автомобиль /_/ -поперек дороги в районе разделительной полосы, задней частью к « /_/ . На месте столкновения имелся одиночный след юза – скольжения, перед автомобилем /_/ осколки, бампер /_/ – на проезжей части, бампер /_/ -- в кювете за автомобилем /_/ . Им была составлена схема ДТП, следователем – протокол осмотра места происшествия. Асфальт был в нормальном состоянии, без дефектов, чистый от снега. У автомобиля /_/ повреждена передняя часть, у /_/ - правая сторона от крыла до задней двери, переднее правое колесо спущено, пробито, как предположил, в результате столкновения с /_/ . Столкновение произошло на повороте, со стороны движения /_/ - спуск с уклоном дороги к обочине. Причина аварии – выезд автомобиля /_/ на встречную полосу.

По оглашении показаний, данных свидетелем Ж. в ходе следствия( т.1 л.д.170- 171), из которых следует, что водитель /_/ , объясняя причину выезда на встречную полосу движения, заявил, что при въезде в поворот его машину потянуло вправо, стал выравнивать, после чего занесло на встречную полосу, где столкнулся со встречным автомобилем « /_/ , а также то, что имевшийся одинарный след длиной 10 м был следом бокового скольжения, начинался на полосе движения /_/ и заканчивался на полосе движения автомобиля /_/ , где столкнулись машины: /_/ – передней часть в переднюю правую стойку /_/ , свидетель Ж. подтвердил их достоверность.

Свидетель З. показал, что /дата/ привлекался понятым при осмотре места происшествия на месте ДТП с участие автомобилей /_/ и « /_/ . При нем производились замеры, описывалась обстановка, по результатам были составлены схема ДТП и протокол осмотра места происшествия, записи которых он удостоверил.

Свои показания на предварительном следствии ( т.1 л.д.172-174 ), оглашенные в судебном заседании, согласно которым указанные в схеме ДТП и протоколе осмотра места происшествия сведения о состоянии дорожного полотна - вымерзший асфальт, отсутствии ям и выбоин на дороге, наличии следа юза и разгерметизированном состоянии правого переднего колеса /_/ со сквозным повреждением, а также пояснения на месте водителя /_/ о том, что до столкновения его автомобиль сначала потянуло направо, затем, после выравнивания - влево с заносом на встречную полосу, свидетель З. подтвердил.

Свидетель Е. пояснил, что он в качестве следователя производил осмотр места происшествия /дата/ в присутствии понятых, где столкнулись автомобили /_/ и /_/ , с фиксацией их местоположения, деталей от машин, видимого следа юза колеса с полосы движения /_/ на полосу движения /_/ , дорожной обстановки согласно отраженных в протоколе сведений, достоверность которых подтвердил. Место столкновения определили по окончанию следа юза и осыпи стекла, брызгам жидкости на дорожном полотне Из пояснений водителя Пронькина выяснил, что управляемый им автомобиль /_/ стало заносить вправо на спуске ввиду возможного порыва колеса, с последующим выносом на встречную полосу. Автомобиль /_/ с изъятым колесом был транспортирован эвакуатором на территорию РОВД, где он ( Е. ) с помощью Пронькина А.А. отсоединил его и поместил на хранение в служебный кабинет, изъятие колеса с прикреплением бирки удостоверили понятые. В дальнейшем автомобиль /_/ несколько раз перемещали по территории отдела полиции, в результате чего стала больше деформация передней стойки и передней пассажирской двери.

Свидетель К. показала, что она, являясь односельчанкой Б. , посещая его в качестве соседки, наблюдает после смерти супруги сильные переживания в связи с утратой и ухудшение в связи этим состояния здоровья потерпевшего. Он стал замкнут, забросил увлечение рыбалкой, соседи вынуждены оказывать ему помощь по домашнему хозяйству. У него нарушился сон, ухудшилось моральное состояние, нарушилось артериальное давление, часто вызывает «Скорую помощь».

Кроме указанных материалов дела вина подсудимого Пронькина А.А. в совершении данного преступления, а также заявленные потерпевшими исковые требования к подсудимому, подтверждается иными документами, протоколами следственных действий и заключениями экспертиз:

- телефонограммой от оператора О. в дежурную часть МО МВД «Асиновский» в 15 часов 05 минут /дата/ о ДТП в дневное время /дата/ на трассе /адрес/ ( т.1 л.д.86 );

- рапортом об обнаружении признаков преступления от /дата/ ст.инспектора ДПС ОГИБДД МО МВД России «Асиновский» Ж. о том, что около 15 часов /дата/ на 5-м км автодороги /адрес/ произошло ДТП, при котором автомобиль марки /_/ под управлением Пронькина А.А. совершил столкновение с автомобилем марки /_/ под управлением Б. , в результате чего получили телесные повреждения пассажирка автомобиля /_/ Е. , водитель Б. и пассажирка автомобиля /_/ А. , /дата/ г.рождения ( т.1 л.д.89 );

- протоколом осмотра места происшествия от /дата/ – участка местности и трассы на 5-м км автодороги /адрес/ – /адрес/ , с приложенными к нему фототаблицей и схемой ДТП, которыми отражены дорожная обстановка места дорожно-транспортного происшествия, состояние дорожного полотна, наличие поворота участка дороги в месте ДТП ( вправо – со стороны /адрес/ , влево – по ходу движения в сторону /адрес/ ), разметки, обозначающих посредством сплошных линий разделительную полосу и края проезжей части, местоположение столкнувшихся автомобилей /_/ и « /_/ относительно друг друга и проезжей части дороги, наличие дорожного знака «Опасный поворот», обнаруженных частей от автомобилей ( фароискателя автомобиля « /_/ », согнутого бампера автомобиля « /_/ »,, фар, молдинга, брызговика, крышки горловины для доливк масла, переднего бампера автомобьиля « /_/ » и иных ), располагающихся на встречной для автомобиля « /_/ » полосе движения, на обочине и за ее пределами рядом с автомобилем « /_/ », след юза длиной 10 м на дорожном покрытии, идущий с полосы движения автомобиля « /_/ » на полосу автомобиля « /_/ » до места, указанного как место столкновения, повреждения на автомобилях, среди них - разрыв наружной части шины правого переднего колеса автомобиля /_/ , его разгерметизация и смещение корда шины с полки обода, наличие мяса свинины в багажнике автомобиля /_/ , предметов иного имущества в салонах столкнувшихся автомобилей, отмечено положение сработавших подушек безопасности у переднего пассажирского сиденья автомобиля /_/ ; по результатам осмотра изъяты правое переднее колесо, фрагменты бампера ( молдинг), правой и левой передних блок-фар, крышка масляного бачка автомобиля /_/ , фрагменты правой передней фары /_/ , 2 дактопленки с микрообъектами из салона автомобиля /_/ , автомобиль /_/ перемещен на стоянку МО МВД «Асиновский» ( т.1 л.д. 90-106 );

- справкой Южного филиала ГУП ТО «Областное ДРСУ» о наличии установленных на 5-м км автодороги /адрес/ дорожных знаков 1.11.1 ( «Опасный поворот направо» ), 1.11.2 ( «Опасный поворот налево» ), 3.22 ( Обгон грузовым автомобилям запрещен») и 2.3.2 ( «примыкание второстепенной дороги справа» ), сплошной линии разметки, поперечном уклоне 50 о/оо и продольном уклоне 0,5 о/оо, радиусе поворота 400 м ( т.2 л.д.34 );

- протоколом дополнительного осмотра места происшествия от 26.10.2012, с приложенной схемой, в ходе которого, после установления с использованием схемы ДТП места столкновения транспортных средств, производством замеров с участием Пронькина А.А. установлены расстояния от указанных им мест: от места возникновения неисправности у управляемого им автомобиля ( с его слов, отраженных в протоколе, от неизвестной ему неисправности автомобиль потянуло вправо в момент движения его автомобиля посередине своей полосы) до выезда в заносе на правую обочину ( 28.,7 м ), от выезда вправо на обочину до начала заноса в иную сторону ( 59 м ), от указанного места до местоположения автомобиля в заносе левым бортом вперед с началом перемещения на встречную полосу ( 35 м от третьего обозначения ), от него – до места столкновения на встречной полосе ( 8,3 м ) ( т.1 л.д. 224-227 );

- протоколом проверки показаний потерпевшего Б. на месте происшествия от /дата/ , с приложенной схемой, в процессе проведения которого, после восстановления с использованием данных протокола осмотра места происшествия местоположения участка проезжей части автодороги /адрес/ и места столкновения на нем транспортных средств, имевшего место /дата/ , потерпевший Б. указал обстоятельства ДТП и местоположение его автомобиля в процессе движения относительно автомобиля « /_/ »: место на участке дороги, где находился автомобиль по его управлением и он впервые заметил встречный автомобиль, появившийся на пригорка, - в 29 м от места столкновения, при этом автомобиль « /_/ » находился в 245,5 м от автомобили под управлением Б. и в 216,5 от места столкновения; место на участке дороги, где Б. стал наблюдать разворот влево встречного « /_/ », с последующим разворотом вправо, как указано на схеме, по отношению к направлению движения автомобиля « /_/ », с выносом на встречную полосу, при этом автомобиль « /_/ » находился в 70 м от места столкновения и в 83 м от автомобиля « /_/ », в дальнейшем при столкновении машин автомобиль « /_/ » располагался передней правой стороной к « /_/ »,, а удар пришелся в переднюю часть автомобиля « /_/ » ( т.1 л.д.228-231);

- выпиской из медицинской карты Асиновской ЦРБ о поступлении /дата/ в 17 часов 45 минут пострадавшей А. , с травмами в виде СГМ, ушиба мозга, ушиба грудной клетки, перелома костей таза, перелома в/3 правой голени и перелома шейки бедра слева ( т.1 л.д.117 );

- протоколом осмотра от /дата/ , с последующим приобщением в качестве вещественного доказательства, правого переднего колеса автомобиля « /_/ , шина которого модели «Gislaved Nord Frost 5» согласно маркировке на ней относится к радиальным бескамерным шинам, грузоподъемностью до 670 кгс, предназначена для эксплуатации в условиях грязи и снега, высота протектора до 5 мм, оборудована шипами противоскольжения, на момент осмотра наружный борт смещен внутрь с полки колеса, наружная боковина имеет повреждение, вентиль и его клапан без повреждений, имеет колпачок; снаружи колесо имеет вмятины, повреждения лакокрасочного покрытия и закраины обода ( т.1 л.д.192-194 );

- протоколом осмотра от /дата/ , с последующим приобщением к делу в качестве вещественных доказательств, деталей поврежденных в результате ДТП автомобилей и иных предметов, с указанием их индивидуальных признаков: фрагментов молдинга, правой и левой передних блок-фар, крышки масляного бачка автомобиля /_/ , фрагментов правой передней фары /_/ , 2 дактопленок с микрообъектами из салона автомобиля /_/ ( т.1 л.д.197-201 );

- протоколами осмотра от /дата/ автомобиля /_/ , с приложенной к нему фототаблицей, зафиксировавшего имеющиеся на автомобиле повреждения в виде складок, разрывов металла и вмятин кузова и иных деталей, располагающиеся преимущественно в передней и правой передней части, правой боковой поверхности, правых задней двери и крыле, с направлением деформации справа-налево, а правой передней стойки - справа налево и несколько от задней части к передней, вмятиной на правой передней двери, отображающей вдавление предметом сечением около 10 см, повреждения в нижней части и по центру на правой передней двери и правой передней стойки расположены на высоте от 35 до 45 см от опорной поверхности ( т.1 л.д.204-209); автомобиль выдан на хранение Пронькину А.А. /дата/ согласно постановлению от /дата/ ( т.1 л.д.222-223 );

- протоколами выемки и осмотра от /дата/ автомобиля /_/ , с приложенной к нему фототаблицей, зафиксировавшего имеющиеся на автомобиле повреждения в виде деформаций и разрывов металла кузова и иных деталей, располагающиеся преимущественно спереди и вдоль левого борта от переднего левого крыла до заднего левого крыла, на заднем левом крыле – на высоте от 66 до 71 см от опорной поверхности, с направлением основных деформаций деталей и кузова спереди-назад, частично слева-направо, бампер сорван с мест крепления и изогнут под прямым углом, в его средней части на пластине гос.номера следы наслоения вещества черного цвета, спинка переднего пассажирского сиденья сорвана, рулевое колесо деформировано. Отсутствует лобовое стекло и форточка со стороны водителя ( т.1 л.д.211-218 ); автомобиль выдан на хранение Б. согласно постановлению от /дата/ ( т.1 л.д.220-221);

- актом медицинского освидетельствования /номер/ от /дата/ Пронькина А.А. состояние опьянения не установлено ( т.2 л.д.120 );

- актом медицинского освидетельствования /номер/ от /дата/ Б. состояние опьянения не установлено ( т.2 л.д.120 );

- копиями личных документов водителя Б. : водительского удостоверения от /дата/ , с допуском к управлению транспортных средств категории А,В,Е, свидетельства о регистрации ТС /_/ , страхового полиса ОСАГО от /дата/ и талона ГИБДДД о прохождении техосмотра за 2011 год ( т.1 л.д. 160-163 );

- копиями личных документов водителя Пронькина А.А.: водительского удостоверения от /дата/ , с допуском к управлению транспортными срелствами категории В, свидетельства о регистрации ТС марки « /_/ ( собственник Д. ), доверенности от 15.08.2011, страхового полиса от /дата/ и талона тех.осмотра от 2010 ( т.2 л.д.113-117 );

- исковым заявлением Б. о взыскании с Пронькина А.А. компенсации причиненного преступлением морального вреда в сумме 1.000.000 рублей, копиями паспорта Б. , имеющего отметку о регистрации брака с А. , и свидетельства о регистрации /дата/ брака Б. и А. , 1949 г.рождения, с присвоением супруге фамилии Б. ( т.2 л.д.137-138, т.1 л.д.153-155 ); справкой о смерти /номер/ и архивной актовой записи Асиновского отдела ЗАГС о смерти А. /дата/ ( т.2 л.д.88).

С учетом показаний свидетелей З. и Е. , а равно показаний подсудимого, об обстоятельствах осмотра места происшествия и порядка изъятия правого переднего колеса автомобиля /_/ , суд полагает, что при производстве осмотра места происшествия и фиксации его результатов и изъятия колеса следователем требования ст.ст.166, 170, 176-177 и 180 УПК РФ фактическим снятием колеса с автомобиля /_/ на территории отдела полиции по его доставке и помещением в служебный кабинет существенно не нарушены. Изымаемое колесо было сопровождено с места происшествия следователем с использованием эвакуатора и под его контролем вместе с автомобилем, а дальнейшее фактическое снятие колес и его помещении на хранение в качестве вещественного доказательства по делу удостоверили как подсудимый, так и понятые. В связи с чем изъятое колесо не утратило признаков, предъявляемых к вещественному доказательству, изъятому при осмотре места происшествия, и как таковое наряду с составленными по результатам осмотра места происшествия протоколом и схемой ДТП к нему суд считает допустимыми и достоверными доказательствами, как полученные с соблюдением уголовно-процессуального закона.

В судебном заседании осмотрен с приобщением к делу до назначения повторной автотехнической экспертизы представленный потерпевшим Б. бампер автомобиля /_/ , с установлением его индивидуальных признаков, имеющихся деформаций и дефектов, полосовидных дугообразных следов наложения черного вещества на государственном регистрационном номере.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы /номер/ от /дата/ трупа А. , /дата/ года рождения, умершей /дата/ в Асиновской ЦРБ, ей были причинены телесные повреждения - тупая сочетанная травма головы, туловища и нижних конечностей в виде:

- закрытой черепно-мозговой травмы в виде кровоподтека и множественных поверхностных ран на лице; кровоизлияния в мягкие ткани головы; субарахноидального кровоизлияния на левом полушарии мозга; перелома основания черепа;

- тупой травмы туловища в виде двусторонних конструкционных переломов ребер и грудины без повреждения пристеночной плевры и ткани левого легкого; кровоизлияний в области корней обоих легких; кровоизлияний в связочный аппарат печени; кровоизлияния в околопочечных клетчатках справа и слева; кровоизлияний в брыжейках тонкого и толстого кишечника;

- тупой травмы костей таза и обеих нижних конечностей в виде перелома правого седалищного бугра, переломов обеих костей правой голени, оскольчатого перелома крыла левой подвздошной кости и левой седалищной костей, полного разрыва капсулы левого тазобедренного сустава с оскольчатым переломом левой вертлужной впадины с фрагментацией головки бедренной кости;

- кровоподтека на правой голени.

Все телесные повреждения образовались от воздействий тупых твердых предметов, незадолго до поступления в стационар, о чем свидетельствуют морфологические особенности повреждений.

Массивность и характер повреждений, наличие признаков общего сотрясения тела, не исключают возможность образования повреждений на теле А. в результате автотравмы, имевшей место /дата/ .

Место приложения травмирующей силы располагалось на передней поверхности тела. Механизм образования повреждений можно представить в виде единственной фазы: инерционное продвижение тела вперед с соударением головой, туловищем и конечностями о выступающие части салона.

Тупая сочетанная травма головы, туловища и нижних конечностей с множественными переломами костей скелета, осложнившаяся развитием травматического и геморрагического шока, по признаку опасности для жизни квалифицируется как тяжкий вред здоровью.

Смерть А. наступила от травматического и геморрагического шока, развившихся в результате тяжелой тупой травмы тела с множественными переломами костей скелета.

Таким образом, между причинением тяжкого вреда здоровью и наступлением смерти имеется прямая причинно-следственная связь.

Повреждений, которые не могли бы образоваться в условиях транспортной автомобильной травмы, при исследовании трупа А. не обнаружено.

При судебно-химическом исследовании крови от трупа А. этиловый спирт не обнаружен; при судебно-гистологическом исследовании выявлены признаки перивазального кардиосклероза, липофусциноза кардиомиоцитов, хронического гепатита и жировой дистрофии печени, морфологические изменения во внутренних органах, соответствующие «шоковым» ( т.2 л.д.1-10).

Согласно показаний судебно-медицинского эксперта М. им производилась судебно- медицинская экспертиза трупа А. и он полностью подтверждает ее выводы, согласно которым полученная потерпевшей в качестве пассажира автомобиля « /_/ » тупая сочетанная травма головы, туловища и нижних конечностей с множественными переломами костей скелета, осложнившаяся развитием травматического и геморрагического шока, повлекшая ее смерть, возникла в результате сотрясения тела и воздействия при соударении выступающих частей автомобиля при столкновении автомашин. Признаков остеоартроза при исследовании не обнаружено, связь между возможным заболеванием суставов, с учетом состояния суставов без существенных ограничений, о чем показал муж погибшей, с количеством и характером переломов, полученных в результате ДТП, отсутствует, обнаруженные прижизненные заболевания к причине смерти отношения не имеют.

С учетом показаний эксперта М. по существу проведенного им судебно-медицинского исследования, выполненного с соблюдением требований научных методик и уголовно-процессуального закона, показаний потерпевшего Б. о состоянии здоровья погибшей А. на момент дорожного происшествия, согласующихся с иными материалами дела, обоснованности и объективности выводов судебно-медицинского исследования трупа А. , суд признает заключение судебно-медицинской экспертизы /номер/ от /дата/ допустимым и достоверным доказательством.

Проведенным автотехническим исследованием по материалам дела с использованием вещественного доказательства – автоколеса от автомобиля /_/ , согласно выводам заключения эксперта /номер/ от /дата/ , установлено следующее:

Представленное на экспертизу колесо находится в технически неисправном состоянии.

На внутренней стороне шины установленной следы воздействия колесом отсутствуют.

Причиной разгерметизации колеса явилось поступательное движение предмета с заостренной поверхностью (внедрение деформированных деталей кузовов автомобилей).

Разгерметизация правого переднего колеса произошла в результате контакта с деформированным передним правым крылом автомобиля /_/ , деформация последнего произошла в результате контакта с передним бампером автомобиля /_/ .

Технических неисправностей влияющих на герметичность шины, за исключением обнаруженного сквозного повреждения, в рамках настоящей экспертизы не установлено. Разгерметизация правого переднего колеса произошла в процессе столкновения.

В условиях данного происшествия отсутствовали предпосылки возникновения поперечного скольжения автомобиля /_/ .

Решение вопроса о наличии (отсутствии) технической возможности у водителя автомобиля /_/ предотвращения выезда на полосу встречного движения в случае разгерметизации правого переднего колеса, с технической точки зрения не имеет смысла, поскольку разгерметизация произошла в момент столкновения.

При заданных и принятых условиях в момент возникновения опасности водитель автомобиля /_/ не располагал технической возможностью предотвратить столкновение экстренным торможением с остановкой до места столкновения. Из заданных обстоятельства происшествия, ни торможение, ни остановка автомобиля /_/ не исключали столкновение.

Первоначальный контакт произошел передним бампером автомобиля /_/ справа и передней правой боковой частью автомобиля /_/ , при этом угол между продольными осями транспортных средств «а» составлял около 105?125 0 .

Для определения угла относительно границ проезжей части, под которым располагались транспортные средства в момент столкновения, исходных данных в материалах дела недостаточно.

Механизм столкновения эксперту представляется следующим:

- автомобили двигались во встречном направлении ( /_/ - со стороны с. /адрес/ , /_/ – со стороны /адрес/ ).

- первоначальный контакт транспортных средств произошел на полосе движения автомобиля /_/ (задано Постановлением), передним бампером автомобиля /_/ справа и передней правой боковой частью автомобиля /_/ , при этом угол между продольными осями транспортных средств составлял около 105?125 0 . При дальнейшем взаимном перемещении началась деформация деталей кузовов автомобилей. Под действием силы, приложенной к кузову автомобиля /_/ со стороны автомобиля /_/ , учитывая эксцентричный характер удара, автомобили приобрели вращательный момент и начали разворачиваться вокруг передних частей (точки приложения сил) в направлении противоположном направлению движения часовой стрелки. Т.к. кинетическая энергия транспортных средств не была полностью погашена при столкновении, в процессе разворота произошло рассоединение автомобилей, и они перемещались к месту остановки по-отдельности. Учитывая, что масса автомобиля /_/ (с нагрузкой 1 пассажир (?1800 кг), а так же то обстоятельство, что от места столкновения до остановки автомобили перемещались в направлении движения автомобиля /_/ и преодолели, приблизительно, одинаковые расстояния, необходимо отметить, что скорость движения автомобиля /_/ перед столкновением была выше скорости движения автомобиля /_/ .

Имеющееся описание следа юза не позволяет определить, каким именно колесом автомобиля /_/ он был образован ( т.2 л.д.41-57 ).

По показаниям эксперта Л. при проведении данной экспертизы им учтены материалы дела, в том числе – предыдущие осмотры автомобилей, осмотрены автомобили, исследовано вещественное доказательство – правое переднее колесо автомобиля /_/ , свои выводы подтвердил и обосновал в заключении. Обосновывая вывод о возникновении дефекта автоколеса в процессе столкновения, исходил из качества авторезины, отсутствия следов пневмовзрыва, следов стирания шины в случае возможной его расгерметизации в процессе сближения машин до их соударения, наличие осколков стекла и отсутствие резиновой стружки внутри колеса, направления воздействия силы извне вовнутрь колеса с учетом частичной разбортовки – с наружной полки, исправность вентиля и его составных частей. Имеющиеся повреждения на диске не затрагивают полку колеса, на резине отсутствуют «вырывы» резины, данных о движении автомобиля на разгерметизированном колесе от его разреза диском, которое в подобном случае мгновенно утратило давление в шине, не установлено, что указывает на невозможность повреждения шины диском колеса в процессе движения до столкновения автомобилей. Вывод о возможном повреждении шины колеса острыми краями поврежденного крыла /_/ сделал на основе оценки взаимного внедрения транспортных средств и перемещения их деталей друг относительно друга в динамике, с их последующим вытягиванием при расцеплении машин. Механизм столкновения установлен им исходя из совокупности повреждений на автомобилях и данных осмотра места происшествия и иных материалов дела. Прямоугольное повреждение в области правой передней двери является результатом воздействия бампера автомобиля « /_/ ». Описанные при осмотре автомобиля « /_/ » повреждения на заднем крыле могут иметь отношение к вторичному контакту автомобилей в ходе столкновения, последовавшему, исходя из имеющихся повреждений на автомобиле /_/ , после первичного лобового - блокирующего столкновения, при развороте автомобиля /_/ против часовой стрелки. Характер и направление повреждений и деформации правой передней стойки и крыши автомобиля /_/ эксперт объяснил вторичностью воздействий, повлекших их смещение от деформации иных частей автомобиля, которые повреждены в месте расположения стойки в направлении справа налево согласно установленному им механизму ДТП. По его мнению, исходя из изученных им материалов, возможной причиной заноса явилось неумелое управление автомобилем водителем /_/ при движении на скользкой дороге – по вымерзшему асфальту при наличии поворота влево на спуске. Имеющийся незначительный поперечный уклон дороги в данном месте не повлиял на процесс движения автомобиля /_/ в заносе и механизм столкновения машин.

Заключение указанной экспертизы и обосновывающие его выводы показания эксперта Л. согласуются с заключением повторной автотехнической экспертизы по материалам дела /номер/ от /дата/ , проведенной в ином экспертном учреждении, в основном подтвердившей выводы эксперта Л. . за исключением вероятного механизма повреждения колеса /_/ при столкновении.

В соответствии с указанным заключением /номер/ от /дата/ повторной автотехнической экспертизы, назначенной в судебном заседании, ею установлено:

1) представленное на исследование переднее правое колесо автомобиля « /_/ » не исправно. Причиной неисправности переднего правого колеса автомобиля « /_/ » является сквозное повреждение боковины шины в виде разреза, вызванное внедрением острого предмета;

2) на внутренней части бортового кольца шины каких-либо следов не имеется. Отсутствие следов не говорит о том, что автомобиль не мог двигаться боковым скольжением;

3) сквозное повреждение боковины шины не могло возникнуть в результате контакта с закраиной диска при движении на спущенном колесе;

4) сквозное повреждение боковины шины переднего правого колеса автомобиля « /_/ » возникло в результате воздействия острого края в нижней правой части разрушенного переднего бампера (в районе правого буксировочного крюка) автомобиля « /_/ »;

5) других сквозных повреждений на шине кроме сквозного повреждения длиною порядка 32 см не обнаружено;

6) версия водителя автомобиля « /_/ » об утрате поперечной устойчивости автомобиля /_/ до столкновения ввиду разгерметизации колеса является не состоятельной. Разгерметизация правого переднего колеса автомобиля « /_/ » возникла в результате столкновения транспортных средств;

7) в сложившейся дорожной ситуации решать вопрос о наличии у водителя автомобиля « /_/ » технической возможности предотвратить столкновение путем торможения не имеет смысла, так как ни снижение скорости, ни остановка автомобиля « /_/ » не исключала возможности столкновения. Другими словами, даже если бы водитель автомобиля « /_/ » остановился до места столкновения, то столкновение было бы не исключено, поскольку дальнейшие развитие событий зависело от действий водителя автомобиля « /_/ », который выехал на полосу встречного движения и двигался по ней;

8) в момент столкновения угол между продольными осями автомобилей составлял около 115 0 ;

9) ответить на поставленный вопрос об угле расположения автомбтилей на момент столкновения отнсительно границ проезжей части не представляется возможным;

10) механизм столкновения эксперту представляется следующим:

- автомобиль « /_/ » двигался со стороны /адрес/ в сторону /адрес/ ;

- автомобиль « /_/ » двигался во встречном направлении;

- водитель автомобиля « /_/ » выезжает на полосу встречного движения, где и происходит столкновение с автомобилем « /_/ ». Контакт происходит правой боковой частью (переднее правое колесо, крыло) автомобиля « /_/ » с передней правой частью (бампером, гос. номером в правой части) автомобиля « /_/ »;

- в результате контакта автомобиль « /_/ » получает вращательный момент направленный против хода часовой стрелки;

- в процессе вращения автомобиль « /_/ » огибает левый передний угол автомобиля « /_/ », смещая при этом переднюю часть автомобиля « /_/ » на правую обочину. Внедрившийся передний бампер автомобиля « /_/ » в переднее правое крыло автомобиля « /_/ » остается в контакте. При вращении автомобиля « /_/ » (правое крепление бампера автомобиля « /_/ » разрушено, левое крепление еще не повреждено) правая часть бампера автомобиля « /_/ » (до левого крепления к автомобилю) начинает вращаться относительно левого крепления с автомобилем « /_/ » против хода часовой стрелки. На схеме /номер/ красным цветом показано передний бампер автомобиля « /_/ »;

-в результате контакта автомобиль « /_/ » гасит свою скорость (кинетическую энергию) и перемещается назад (в противоположное направление) по ходу своего движения и к правой обочине;

- в процессе разворота автомобиля « /_/ » против хода часовой стрелки происходит второй контакт правой боковой частью и задним правым углом автомобиля « /_/ » с левой боковой частью автомобиля « /_/ ». Автомобиль « /_/ » перемещается в сторону правой обочины к своему конечному положению;

- автомобиль « /_/ » с вращением перемещается в свое конечное положение;

11) ответит на вопрос, в результате чего и каким колесом автомобиля /_/ оставлен след на проезжей части, не представляется возможным;

12) наслоение черного вещества дугообразной формы на переднем гос.номере автомобиля « /_/ » могли возникнуть в результате контакта шины переднего правого колеса автомобиля « /_/ ». Сквозное повреждение боковины шины могло возникнуть в результате воздействия острого края в нижней правой части разрушенного переднего бампера (в районе правого буксировочного крюка) автомобиля « /_/ ».

Допрошенный в судебном заседании эксперт Н. подтвердил обоснованность выводов данного им заключения и пояснил, что исправность вентиля представленного на исследование автоколеса автомобиля /_/ им проверена с постановкой на диск аналогичной шины под давлением с использованием водно-мыльного раствора. Избранный им метод технически достоверен, применение метода, предлагаемого ГОСТом, для эксперта не является обязательным, а сам ГОСТ рассчитана на проверку герметичности автошины. Механизм и угол первичного столкновения автомобилей в процессе ДТП определен объективно, с учетом полученных ими повреждений, с их осмотром, с применением масштабной линейкой для сравнения мест локализации повреждений на машинах, с учетом представленных иных материалов дела. След от колеса /_/ указывает лишь на то, что автомобиль /_/ выехал с полосы своего движения на полосу движения автомобиля /_/ , и не противоречит установленному им механизму ДТП. Повреждения на передних двери и стойке, описанные при осмотре, образовались от воздействия деталей автомобиля /_/ в процессе соударений и перемещения в сцеплении – взаимном внедрении посредством «огибания» друг друга взаимодействующими автомобилями, столкнувшихся во встречном направлении, согласуются с установленным им механизмом ДТП. Бампер автомобиля « /_/ » был «закушен» правым передним крылом /_/ и перемещался с изгибанием и последующим отрывом от автомобиля « /_/ ». Сопоставление повреждений на автомобилях производил от опорной поверхности, с учетом их характера. Иные следы и повреждения по правому борту автомобиля /_/ указывают на последующее повторное, незначительное, соударение при вращательном движении против часовой стрелки автомобиля /_/ с автомобилем /_/ , отчего у последнего сорван фароискатель, иные повреждения правого борта не обнаружены ввиду длительности с момента ДТП. Повреждения шины автоколеса /_/ от острого края в нижней правой части разрушенного переднего бампера (в районе правого буксировочного крюка) автомобиля « /_/ » и внешнего края диска от головки крепежного болта гос.знака автомобиля /_/ определил по месту их взаимодействия и характеру повреждений, технически обосновав свои выводы и продемонстрировав свое обоснование в судебном заседании. Дополнительным подтверждением контакта шины автоколеса /_/ с бампером /_/ при столкновении явились обнаруженные следы наслоений вещества черного цвета дугообразной формы на гос.знаке автомобиля /_/ . Исходя из размеров автоколес обоих машин и места расположения бампера на автомобиле /_/ , их контакт по высоте колеса и высоте местоположения бампера с номером, с образованием повреждений на диске и шине колеса /_/ от взимодействия с бампером /_/ не исключается, как с учетом высоты их расположения от опорной поверхности, так и с учетом вероятной динамики их перемещения при лобовом блокирующем столкновении автомашин при ДТП. Предыдущий эксперт допустил ошибку в оценке механизма повреждения шины автоколеса /_/ , как он полагает, в результате недостаточного исследования бампера автомобиля /_/ .

Показания эксперта Н. и его разъяснения соответствуют проведенному им исследованию и выводам, к которым он пришел, они согласуются с основными выводами первичной автотехнической экспертизы и показаниями эксперта Л. о механизме ДТП, в связи с чем суд не находит оснований не доверять им и признает в качестве обоснованных и достоверных.

Использование им соответствующих методик и расчетов для дачи заключения соответствует норме ст.8 Федерального закона от 30.12.2001 № 196-ФЗ ( с изменениями и дополнениями ) «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», предусматривающей проведение экспертом исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Неприменение экспертом Н. в процессе экспертизы для проверки работоспособности вентиля автоколеса автомобиля /_/ метода погружения в ванну с жидкостью, предусмотренную п.4.7.1 ГОСТ Р 50511-93, которым определяется недопущение появления пузырьков воздуха из шины через обод, введенного в действие с 01.01.1994, как предназначенного в качестве стандарта для предприятий-изготовителей ( п.6.1 указанного ГОСТ ) и направленного на производственное испытание колес – автошин при проверке их для выпуска продукции, не нарушает положений указанного ГОСТ и названной нормы законодательства об экспертной деятельности, предполагающей самостоятельный выбор метода экспертного исследования самим экспертом.

Выводы данной экспертизы о механизме и угле первичного столкновения автомобилей _не противоречат установленному в ходе осмотра автомобиля /_/ после ДТП согласно протоколу от /дата/ , выявившему повреждение правой передней стойки автомобиля глубиной до 50 см с направлением воздействия справа налево и несколько от задней части к передней. По мнению суда, основанному на показаниях обоих экспертов и установленному ими в заключениях механизму ДТП, указанное направление повреждения стойки соответствует установленному экспертами взаимодействию автомобилей и перемещению автомобиля /_/ вокруг автомобиля /_/ в процессе их столкновения с вращением вокруг своей оси против часовой стрелки при одновременном продолжении контакта и встречного воздействия машин в результате лобового столкновения при установленных обстоятельствах угла первичного соударения.

Исходя из показаний экспертов Л. и Н. , установленному ими механизму и углу первичного соударения автомобилей не противоречит обнаружение на месте происшествия одиночного следа от неустановленного экспертным исследованием ( ввиду малоинформативности следа ) колеса автомобиля /_/ , указывающего лишь то, что к месту столкновения автомобиль /_/ переместился со своей полосы движения на полосу движения автомобиля /_/ , и их показания, как полагает суд, соответствуют характеру перемещения автомобиля /_/ в заносе всех четырех колес навстречу движущегося по своей полосе автомобилю /_/ .

Образование повреждений на диске правого переднего колеса, могущих повлиять на герметичность шины, посредством удара колесом автомобиля /_/ о выступающий предмет или наезд на ухаб ( рытвину) на проезжей части до ухода в занос, исходя из показаний как подсудимого, так и свидетелей Д. и Е. о состоянии дорожного полотна и динамике их движения по трассе до заноса, исключается, а поэтому вывод эксперта Н. о вероятном повреждении наружной закраины диска от воздействия крепежного болта государственного номерного знака на переднем бампере автомобиля /_/ при столкновении машин суд принимает как достоверный и обоснованный.

Оценивая вывод повторной автотехнической экспертизы о причине разгерметизации колеса /_/ , его техническое обоснование экспертом по механизму повреждения шины автоколеса /_/ от острого края в нижней правой части разрушенного переднего бампера (в районе правого буксировочного крюка) автомобиля « /_/ » в процессе столкновения, суд, с учетом разъяснений эксперта Н. , объективно аргументировавшего свой вывод, с демонстрацией суду с использование колеса и бампера, показаний свидетеля Е. и подсудимого о состоянии автомобиля /_/ после аварии, и данных осмотра автомбиля /_/ после ДТП, указывающих на свободное нахождение колеса после аварии в нише крыла /_/ , без контактирования с его поврежденными деталями, суд полагает признать обоснованным, а вывод заключения /номер/ от /дата/ в указанной части об образовании дефекта резины автоколеса /_/ от частей поврежденного крыла /_/ – недостоверным, причиной чем послужило недостаточное исследование всех обстоятельств дела и поврежденного в результате ДТП бампер автомолбиля /_/ предыдущим экспертом.

Заключения обеих автотехнических экспертиз, из которых заключение /номер/ от /дата/ – в части, не противоречащей выводам повторной автотехнической экспертизы, научно и документально обоснованы, взаимосогласуются между собой и дополняют друг друга, не противоречат результатам осмотров места происшествия и автомобилей, подтверждаются показаниями потерпевшего и свидетелей об обстоятельствах ДТП и иными материалами дела, даны с соблюдением действующего законодательства об экспертной деятельности и норм уголовно-процессуального закона, в связи с чем признаются судом допустимыми и достоверными доказательствами и могут быть положены в основу приговора.

Указанные заключения и показания экспертов-автотехников, наряду с иными исследованными судом доказательствами, объективно опровергают доводы подсудимого Пронькина А.А., о том, что он, управляя автомобилем, не нарушал Правила дорожного движения, повлекшие занос автомобиля /_/ и столкновение с автомобилем /_/ , в результате чего погибла А. , а занос управляемого им автомобиля с выездом на встречную полосу движения и столкновение там со встречным автомобилем /_/ произошло не по его вине, а в результате разгерметизации колеса по неизвестной технической причине до начала заноса и невиновной утрате им управляемости автомобилем.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что вина Пронькина А.А. в совершении установленного судом преступления полностью доказана.

Суд считает доказанным передвижение подсудимого за управлением в дневное время /дата/ автомобилем марки « /_/ при движении 5 км трассы /адрес/ , который, проигнорировав обязанности водителя, действуя небезопасно по отношению к другим участникам дорожного движения, проявив преступную небрежность к окружающей дорожной обстановке, не предвидя возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, проезжая участок автодороги, обозначенный дорожными знаками 1.11.2 ПДД РФ – «Опасный поворот налево», означающий закругление дороги малого радиуса или с ограниченной видимостью, также имеющий на проезжей части горизонтальную разметку 1.1 ПДД РФ, разделяющей транспортные потоки противоположных направлений и обозначающей границы полос движения в опасных местах на дороге, а равно границы проезжей части, на которые въезд запрещен, вел свой автомобиль со скоростью, которая при возникновении опасности для движения не обеспечила ему возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, чем нарушил п.1.3 Правил дорожного движения РФ ( далее – ПДД), обязывающего участников дорожного движения знать и соблюдать относящиеся к ним требования настоящих Правил, п. 1.5 ПДД РФ, в соответствии с которым участники дорожного движения должны действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда, и ч.ч.1 и 2 п. 10.1 ПДД РФ, предписывающего водителю вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в том числе – видимость в направлении движения; при этом скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил; при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства. В результате чего он ( Пронькин А.А. ) не справился с управлением, допустил занос автомобиля /_/ , выехал на полосу, предназначенную для встречного движения автомобилей, чем создал опасность для движения и помеху другим участникам дорожного движения, где совершил столкновение со встречно двигающимся автомобилем марки /_/ под управлением гр-на Б. , чем причинил по неосторожности пассажиру указанного автомобиля « /_/ » гр-ке А. телесные повреждения, относящиеся к тяжкому вреду здоровью, опасному для жизни, от чего /дата/ А. скончалась в помещении Асиновской ЦРБ.

Показания подсудимого Пронькина А.А. о том, что он, управляя автомобилем марки « /_/ », правильно избрал скорость, снизив ее до соответстсвующих пределов на спуске с поворотом влево, что не могло привести к заносу автомобиля, а занос произошел по неизвестной ему технической причине, сопровождавшейся возможной разгерметизацией правого переднего колеса до столкновения машин, опровергаются показаниями потерпевшего Б. и свидетелей В. и Г. , наблюдавших выезд на опасный участок дорого со спуском и поворотом встречного автомобиля под управлением подсудимого на значительной скорости около 90-100 км/час, что не соответствовало дорожной обстановке, установленной протоколом осмотра места происшествия и схемой к нему, а также сведениями о наличии знаков, предупреждающих водителей об опасном повороте, заключениями автотехнических экспертиз и допросами экспертов.

Место столкновения и механизм автомобилей, по мнению суда, достоверно и объективно установлено в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства как показаниями самого подсудимого, так и показаниями потерпевшего и свидетелей из числа очевидцев, лиц, принимавших участие в осмотре места происшествия, самим протоколом осмотра места происшествия и схемой к нему, протоколами осмотров автомобилей и протоколами осмотра и проверки показаний на месте с участием подсудимого и потерпевшего, заключениями автотехнических экспертиз и показаниями эксперта, исключивших неисправность и разгерметизацию правого переднего колеса автомобиля /_/ до начала заноса и столкновения с автомобилем /_/ .

Факт неосторожного причинения подсудимым в результате столкновения автомобилей, одним из которых управлял Пронькин А.А., произошедшего ввиду допущенных им нарушений Правил дорожного движения, телесных повреждений А. , повлекший тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, от чего она умерла /дата/ в Асиновской ЦРБ, помимо заключения судебно-медицинской экспертизы трупа А. подтверждается показаниями эксперта Ломакина.

Оценивая изложенные выше доказательства в их совокупности, суд квалифицирует действия подсудимого Пронькина А.А. по ч.3 ст.264 УК РФ как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, конкретные обстоятельства преступления и его личность.

Суд учитывает, что подсудимым совершено преступление, отнесённое законодателем согласно ч.3 ст.15 УК РФ к преступлениям средней тяжести, представляющее повышенную общественную опасность как направленное против безопасности дорожного движения.

Суд принимает во внимание то, что подсудимый сожалеет о случившемся, ранее не судим, молод, социально адаптирован, проживает с семьей, жена находится в состоянии беременности, занят общественно-полезным трудом, по месту жительства, работы и участия в спортивной деятельности характеризуется положительно, активно участвует в спортивной жизни областного центра.

Суд расценивает в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, предусмотренного п. «г» ч.1 ст.61 УК РФ, наличие у него двух малолетних детей.

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.

Принимая во внимание изложенное, конкретные обстоятельства дела, в целях восстановления социальной справедливости, исправления подсудимого, предупреждения совершения новых преступлений суд назначает ему наказание в виде лишения свободы в пределах санкции статьи, с лишением права управления транспортным средством на определенный срок.

Суд считает, с учетом степени опасности содеянного и фактических обстоятельств преступления, что только реальное отбывание наказания в виде лишения свободы может привести к исправлению подсудимого и достижению целей наказания за совершенное им преступление.

Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественно опасности содеянного, в силу которых возможно применение ст. 64 УК РФ, а также оснований для условного осуждения с учетом конкретных обстоятельств преступления и данных о личности подсудимого, согласно ст.73 УК РФ, суд не находит.

С учетом фактических обстоятельств преступления и повышенной степени его общественной опасности, несмотря на наличие смягчающего наказание обстоятельства в действиях подсудимого и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, суд не находит оснований для применения положений ч.6 ст.15 УК РФ об изменении категории совершенного им преступления на менее тяжкую.

В соответствии с п. "а" ч.1 ст.58 УК РФ, подсудимый подлежит отбыванию наказания в колонии-поселении.

В рамках уголовного дела потерпевшим Б. заявлен гражданский иск к подсудимому Пронькину А.А. о взыскании денежной компенсации морального вреда, причиненного преступлением и связанного с утратой близкого потерпевшему человека - супруги А. в сумме одного миллиона рублей.

Разрешая данное исковое заявление, суд, руководствуясь ст.ст. 151, 1099 и 1101 ГК РФ, приходит к выводу о необходимости частичного удовлетворения иска.

Согласно ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания ) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Судом установлено, что подсудимым Пронькиным А.А. в результате преступления потерпевшему Б. причинены глубокие нравственные и физические страдания в результате утраты близкого ему человека- супруги. Потерпевший, будучи в пожилом возрасте, после смерти супруги А. испытал глубокие нравственные и физические страдания, оказавшись без поддержки и помощи близкого человека и в одиночестве, у него значительно ухудшилось состояние здоровья. Гражданский ответчик подсудимый Пронькин А.А. иск не признал.

Удовлетворяя иск потерпевшего о денежной компенсации морального вреда частично, суд, с учетом положений ч.2 ст.151 и ст.1101 ГК РФ, принимает во внимание характер и степень нравственных и физических страданий, причиненных истцу, конкретные обстоятельства дела, требования разумности и справедливости, имущественное и семейное положение подсудимого, имеющего средние доходы и недвижимое и движимое имущество, наличие у него на содержании двух малолетних детей, в связи с чем суд уменьшает сумму взыскания компенсации морального вреда и считает соразмерной компенсацию перенесенных истцом нравственных и физических страданий денежную сумму, подлежащую взысканию с подсудимого в пользу Б. , в сумме 500.000 ( пятиста тысяч ) рублей.

Вопрос о вещественных доказательствах надлежит разрешить с учетом положений ст.81 УПК РФ.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

п р и г о в о р и л:

Признать Пронькина А.А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264 УК РФ, и назначить ему наказание в виде 2-х ( двух лет ) 9-ти ( девяти ) месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управления транспортными средствами сроком в 3 ( три ) года.

В соответствии с ч.ч. 2,3 ст.75.1 УИК РФ обязать осужденного, по вступлении приговора в законную силу, следовать в колонию-поселение на основании предписания территориального органа уголовно-исполнительной системы самостоятельно, за счет государства.

Срок наказания осужденному Пронькину А.А. исчислять с момента фактического прибытия к месту отбывания наказания в колонию-поселение. В срок наказания зачесть время следования к месту отбывания наказания из расчета один день отбытия за один день следования.

Разъяснить осужденному, что в случае уклонения от получения предписания, предусмотренного ч.1 ст.75.1 УИК РФ, или неприбытия к месту отбывания наказания в установленный в предписании срок, осужденный объявляется в розыск и подлежит задержанию

Меру пресечения в отношении него – подписку о невыезде и надлежащем поведении оставить до вступления приговора в законную силу без изменения.

Исковые требования Б. к Пронькину А.А. удовлетворить частично.

Взыскать с Пронькина А.А. в пользу Б. в счет компенсации морального вреда денежные средства в размере 500.000 ( пятиста тысяч ) рублей.

Вещественные доказательства, хранящиеся в суде: автоколесо от автомобиля « /_/ », фрагменты фар, молдинга, крышку бачка – возвратить владельцу Пронькину А.А.; фрагмент фары и бампер от автомобиля « /_/ » - возвратить владельцу Б. , а хранящиеся в камере хранения МО МВД РФ «Асиновский» 2 дактопленки – уничтожить, по вступлении приговора в законную силу.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Томский областной суд в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным – в тот же срок со дня вручения копии приговора, с подачей жалобы через канцелярию Асиновского городского суда Томской области.

Приговор может быть обжалован в Томский областной суд в кассационном порядке в течение одного года со дня его вступления в законную силу.

В случае подачи апелляционной или кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной и кассационной инстанций.

Судья (подписано) Е.Д. Давыдов Приговор вступил в законную силу 28.04.2014.

 

оригинал

   
Все права защищены и принадлежат их законным обладателям © Самосуд 2013-2015
Rambler's Top100