Список федеральных судов
   

Томский областной суд (Томская область)

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

ДЕЛО

Федеральный судОктябрьский районный суд г. Томска
Дата поступления дела10.12.2013
Категория делаПоступившие с обвинительным актом
ДокладчикНестеров Максим Викторович
Номер дела2014-01-13 00:00:00
Результат рассмотрения делаВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ)

 

СЛУШАНИЯ

СВЕДЕНИЯ О СЛУШАНИИ ДЕЛА

Дата слушания Время слушания Зал судебного заседания
30.12.2013 10:00 4 Зал
13.01.2014 10:00 Зал президиум

ЛИЦА

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

ФИО Перечень всех статей Решение
Поздняков Т.Б. УК РФ: ст. 111 ч.4 судебный акт ОСТАВЛЕН БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судья: Елисеенко А.Г. Дело №22-40/2014

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Томск 13 января 2014 года

Судебная коллегия по уголовным делам Томского областного суда в составе:

председательствующего Нестерова М.В.,

судей: Тыняного А.М. и Неустроева М.М.,

при секретаре Зайцевой Н.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в апелляционном порядке уголовное дело по апелляционной жалобе осуждённого Позднякова Т.Б. на приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 08 ноября 2013 года, которым

ПОЗДНЯКОВ Т. Б. , /__/ , судимый:

25 августа 2009 года Октябрьским районным судом г. Томска (с учетом постановления Октябрьского районного суда г. Томска от 12 августа 2011 года) по ч.3 ст.30 - п. «а» ч.2 ст.158 УК РФ к одному году 5 месяцам лишения свободы с применением ст.73 УК РФ с испытательным сроком на два года;

11 декабря 2009 года Октябрьским районным судом г. Томска (с учетом постановления Октябрьского районного суда г. Томска от 12 августа 2011 года) по ч.1 ст.111, ст.70 УК РФ (по совокупности с приговором от 25 августа 2009 года) к трём годам лишения свободы. Освобождён 14 сентября 2012 года по отбытии срока наказания,

осуждён по ч.4 ст.111 УК РФ к девяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания постановлено исчислять с 08 ноября 2013 года. В срок отбытого наказания зачтено время содержания Позднякова Т.Б. под стражей с 05 февраля 2013 по 07 ноября 2013 года включительно.

Заслушав доклад судьи Нестерова М.В., выступления осуждённого Позднякова Т.Б. и его защитника - адвоката Смыка И.Б., поддержавших доводы апелляционной жалобы осуждённого, выступление прокурора Мартыновой О.Ю., возражавшей относительно её удовлетворения, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

Поздняков Т.Б. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего.

Преступление совершено в период с 21 до 23-х часов 02 февраля 2013 года в /__/ при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Поздняков Т.Б. вину в совершении преступления не признал.

В апелляционной жалобе он выражает несогласие с приговором, считая себя невиновным, и в обоснование своей позиции ссылается на отсутствие крови потерпевшего Н. на его одежде, который, находясь в квартире Л. по /__/ , был весь в крови, поэтому при контакте с ним на нём (Позднякове Т.Б.) неминуемо бы остались её следы. Кроме того, суд не принял во внимание показания свидетеля Г. , согласно которым ударов потерпевшему никто из присутствующих, в том числе и он (Поздняков Т.Б.), не наносил, и только Л. немного потряс голову Н. Далее он выражает несогласие с изобличающими его показаниями свидетеля Л. , которые считает недостоверными, поскольку при их получении сотрудниками правоохранительных органов применялись незаконные методы ведения следствия, о чём свидетель прямо заявил в судебном заседании. Также он оспаривает заключение судебно-медицинской экспертизы, где эксперт не исключил возможности появления телесных повреждений у потерпевшего при падении с высоты собственного роста, однако впоследствии, по сути, в опровержение этого вывода сослался на показания свидетелей Л. и Г. , пояснивших, что они видели, как он наносил удары потерпевшему. Не согласен он и с установленным судом хулиганским мотивом преступления, так как, приведя Н. домой к Л. , он не хулиганил, а лишь хотел помочь потерпевшему и вызвать скорую медицинскую помощь, так как обнаружил его на улице в состоянии алкогольного опьянения и с синяками на лице. При этом возможность появления телесных повреждений у Н. до их встречи не выяснялась. Также не установлено, по каким частям тела наносились удары потерпевшему, которых согласно выводам суда было три, тогда как причиной смерти Н. явилась черепно-мозговая травма, образовавшаяся от их совокупности, в связи с чем степень их локализации должна быть достаточно высокой, однако свидетели не указали, куда именно пришлись эти удары. Помимо изложенного, обращает внимание на сильную степень алкогольного опьянения Н. , в крови которого было обнаружено 3,96 промилле алкоголя. Далее ставит под сомнение протокол осмотра места происшествия от 04 февраля 2013 года, во время которого была изъята куртка потерпевшего, ссылаясь на то, что хозяина квартиры Л. в тот день дома не было, а куртка была снята с Н. ранее, ещё при вызове сотрудников полиции. Просит учесть, что не была проведена и экспертиза вещей Л. и Г. , которые также могли быть причастны к избиению Н. , тем более что, со слов Г. , он видел как Л. несколько раз ударил потерпевшего ладошками по лицу. С учётом изложенного просит приговор отменить и оправдать его за непричастностью к преступлению.

В возражениях на апелляционную жалобу осужденного Позднякова Т.Б. государственный обвинитель Воронина Г.А. указала на несостоятельность изложенных в ней доводов и просила приговор оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Стороны просили рассмотреть дело без проверки доказательств.

Изучив материалы дела, выслушав стороны, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к отмене или изменению приговора.

Так, несмотря на отрицание осуждённым своей вины, выводы суда о его виновности подтверждаются последовательными показаниями на следствии и в суде свидетеля Л. , очевидца преступления, настаивающего на том, что именно Поздняков Т.Б. нанёс 3 или 4 удара кулаком по лицу Н.

Кроме того, показания Л. согласуются с показаниями другого очевидца Г. , который на предварительном следствии также указал на избиение Поздняковым Т.Б. Н.

В судебном заседании Г. изменил свои показания, свидетельствуя о непричастности осуждённого к избиению потерпевшего, однако суд, тщательно проанализировав их в сравнении со всеми его следственными показаниями и сопоставив с показаниями Л. на всех этапах производства по делу и заключениями экспертиз, пришёл к верному выводу о достоверности показаний Г. на предварительном следствии.

Судебная коллегия с данным выводом суда первой инстанции полностью согласна, так как по заключению судебно-медицинской экспертизы после возникновения закрытой черепно-мозговой травмы Н. не мог более совершать активных действий, что свидетельствует о причинении ему этой травмы именно на квартире Л. по /__/ , где, как следует из показаний свидетелей Г. и Л. , никто, кроме Позднякова Т.Б., ударов потерпевшему более не наносил, и образование данной травмы возможно при обстоятельствах, указанных Л. и Г.

Помимо изложенного, о недостоверности показаний Позднякова Т.Б. и в судебном заседании свидетеля Г. свидетельствует и заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы, согласно которой потеря сознания потерпевшим сразу же после нанесения ему ударов, отмеченная Г. и Л. , наблюдается всегда при травмах головы, сопровождающихся ушибом стволовой части и при кровоизлияниях в желудочки головного мозга, которые и были обнаружены при производстве экспертизы.

Доводы апелляционной жалобы Позднякова Т.Б. о том, что судебно-медицинский эксперт, ссылаясь на показания свидетелей Л. и Г. о нанесении ударов Н. , фактически опровергает свой же вывод о возможности возникновения травмы потерпевшего при падении с высоты собственного роста, несостоятельны.

Так, эксперт лишь указал, что потеря сознания потерпевшим возможна сразу же после нанесения ему ударов при обстоятельствах, описанных указанными свидетелями. Однако это не имеет никакого отношения к выводам эксперта по поводу возникновения у Н. закрытой черепно-мозговой травмы при падении с высоты собственного роста, появление которой при таких обстоятельствах возможно исключительно при неоднократном падении.

Вместе с тем по настоящему делу никто о падениях Н. не пояснял.

Кроме того, невозможно возникновение черепно-мозговой травмы потерпевшего в результате его падений до встречи с Поздняковым Т.Б., поскольку, как указано выше, судебно-медицинская экспертиза исключает совершение им активных действий после её получения.

Учитывая вышеизложенное, суд первой инстанции пришел к верному выводу о достоверности показаний свидетеля Л. и свидетеля Г. на предварительном следствии, и, соответственно, обоснованно отверг доводы Позднякова Т.Б. о его непричастности к преступлению, а также правильно отверг подтверждающие эти доводы показания свидетеля Г. в судебном заседании.

Утверждения осужденного о том, что уличающие его показания свидетелей получены в результате применения к ним незаконных методов ведения следствия, несостоятельны, так как допросы свидетелей проводились по правилам уголовно-процессуального закона и с предупреждением допрашиваемых об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. При этом после допросов, как следует из их протоколов, замечаний ни от Л. , ни от Г. не поступило, с жалобой на действия сотрудников полиции они не обращались. Более того, в судебном заседании свидетель Л. подтвердил свои показания по обстоятельствам нанесения ударов Н.

Позиция автора апелляционной жалобы о том, что в суде Л. указал на применение к нему незаконных методов ведения следствия, не соответствует действительности, так как свидетель лишь пояснил о том, что с ним громко разговаривали, но, тем не менее, тогда он сообщил правду, и причиной этого послужило не данное обстоятельство, то есть не громкий разговор с ним.

С учётом изложенного судебная коллегия не видит необходимости в проверке версии Позднякова Т.Б. о появлении телесных повреждений у Н. до его прихода на квартиру к Л. и при других обстоятельствах. Также нет необходимости обсуждать и оценивать степень алкогольного опьянения потерпевшего, так как это никак не может повлиять на выводы суда о виновности осуждённого.

Отсутствие следов крови Н. на одежде Позднякова Т.Б. также не свидетельствует о непричастности осуждённого к совершению преступления, тем более что при проведении генотипической экспертизы не все пятна крови на одежде Позднякова Т.Б. удалось идентифицировать по причине малого количества представленного ДНК.

Кроме того, не было необходимости и в проведении экспертизы по одежде Л. и Г. , поскольку никаких сведений о причастности этих лиц к избиению Н. не имелось, а шлепки Л. ладошкой по лицу потерпевшего, если они и имели место, то об избиении последнего никак не свидетельствуют.

Довод осужденного о том, что свидетели Л. и Г. не дали точных пояснений о том, в какую часть тела потерпевшего наносились удары, не соответствует действительности, так как указанные свидетели прямо показали, что Поздняков Т.Б. бил потерпевшего по голове, что подтверждает выводы суда о причинении черепно-мозговой травмы потерпевшему именно от его воздействий, представляющих собой совокупность ударов.

Виновность Позднякова Т.Б. подтверждается и осмотром места происшествия, при котором были изъяты вещественные доказательства, используемые в приговоре как доказательства вины осуждённого.

Обсуждая довод апелляционной жалобы о недостоверности осмотра места происшествия, по причине указания в нём на изъятие куртки потерпевшего 04 февраля 2013 года, которая, по утверждениям Позднякова Т.Б., не могла быть осуществлена в этот день из квартиры Л. , судебная коллегия считает его надуманным, не имеющим объективного подтверждения и основанным на предположении.

С учётом изложенных обстоятельств судебная коллегия считает, что суд первой инстанции пришел к верному выводу о виновности Позднякова Т.Б. и правильно квалифицировал его действия по ч.4 ст.111 УК РФ.

Доводы осужденного о несогласии с хулиганским мотивом являются надуманными, так как суд к выводу о наличии данного мотива не приходил, а мотивом совершения преступления посчитал личную неприязнь, возникшую у Позднякова Т.Б. к потерпевшему в ходе ссоры с ним, соответственно по квалифицирующему признаку «из хулиганских побуждений» Поздняков Т.Б. не осуждался.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела не допущено.

Все доказательства, принятые судом за основу приговора, отвечают требованиям относимости и допустимости.

Наказание Позднякову Т.Б. назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности и иных обстоятельств, влияющих на наказание.

При его назначении судом учтено, что Поздняков Т.Б. совершил особо тяжкое преступление против личности спустя непродолжительное время после его освобождения из мест лишения свободы, где отбывал наказание за тяжкое преступление аналогичной направленности, при этом в его действиях усматривается опасный рецидив преступлений, являющийся обстоятельством, отягчающим его наказание. При таких обстоятельствах суд пришел к верному выводу, что цели наказания в отношении Позднякова Т.Б. наиболее полно будут достигнуты только в условиях его реального отбывания лишения свободы.

Вместе с тем назначенное наказание нельзя считать чрезмерно суровым, поскольку оно назначено не в максимальном размере санкции ч.4 ст.111 УК РФ

Оснований к изменению категории совершенного Поздняковым Т.Б. преступления на менее тяжкую, по правилам ч.6 ст.15 УК РФ, не имеется, так как у осуждённого установлено отягчающее обстоятельство – опасный рецидив преступлений.

Вид исправительного учреждения осужденному определён правильно, в соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ.

При разрешении вопроса о взыскании с Позднякова Т.Б. процессуальных издержек, связанных с оплатой участия в судебном заседании адвоката, судебная коллегия исходит из положений ст.131 и ст.132 УПК РФ, в силу которых суммы, взыскиваемые за участие защитника в судебном заседании, относятся к процессуальным издержкам, а процессуальные издержки взыскиваются с осужденных.

Судебная коллегия принимает во внимание, что Поздняков Т.Б. находится в трудоспособном возрасте, в связи с чем может работать и в дальнейшем возместить процессуальные издержки. Основания для его освобождения от их уплаты отсутствуют. Сам осуждённый по поводу взыскания с него процессуальных издержек не возражал.

Процессуальные издержки взысканы с Позднякова Т.Б. отдельным определением.

Руководствуясь ст.389.13, ст.389.20 и ст.389.28 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Октябрьского районного суда г. Томска от 08 ноября 2013 года в отношении ПОЗДНЯКОВА Т. Б. оставить без изменения, а апелляционную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Настоящее определение может быть обжаловано в кассационном порядке в президиум Томского областного суда в течение одного года со дня вступления его в законную силу.

Председательствующий

Судьи:

 

оригинал

   
Все права защищены и принадлежат их законным обладателям © Самосуд 2013-2015
Rambler's Top100