Список федеральных судов
   

Восточно-Сибирский окружной военный суд (Забайкальский край)

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

ДЕЛО

Федеральный судЧитинский гарнизонный военный суд
Дата поступления дела05.12.2013
Категория делаПоступившие с обвинительным актом
ДокладчикТурищев Игорь Васильевич
Номер дела2013-12-26 00:00:00
Результат рассмотрения делаВЫНЕСЕНО РЕШЕНИЕ (ОПРЕДЕЛЕНИЕ)

 

СЛУШАНИЯ

СВЕДЕНИЯ О СЛУШАНИИ ДЕЛА

Дата слушания Время слушания Зал судебного заседания
26.12.2013 10:00 Зал судебного заседания №1

ЛИЦА

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

ФИО Перечень всех статей Решение
Большев А.М. УК РФ: ст. 286 ч.3 п. а ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ приговор ИЗМЕНЕН

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 22-126/2013

город Чита 26 декабря 2013 года

Восточно-Сибирский окружной военный суд в составе: председательствующего судьи Турищева И.В., судей Даутова М.Ф. и Дуняшина О.О., при секретаре Кравченко А.Э., рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осуждённого Большева А.М., защитника – адвоката Гурулёвой Г.Ф. на приговор Читинского гарнизонного военного суда от 11 ноября 2013 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 00000 <...>

Большев А.М. , родившийся <дата> в <...> , <...> , <...> , <...> , <...> , <...> ,

осуждён по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ к лишению свободы на срок 3 года с лишением права занимать определенные должности, связанные с руководством подчинёнными сроком на 1 год.

В соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено назначенное Большеву А.М. наказание в виде лишения свободы считать условным с испытательным сроком 3 года. При этом на Большева А.М. возложены обязанности в течение установленного испытательного срока не совершать административных проступков, посягающих на общественный порядок, а также на общественную безопасность.

Заслушав доклад судьи Турищева И.В., изложившего содержание приговора суда первой инстанции и доводы апелляционных жалоб, выступления осуждённого Большева А.М. и защитника Гурулёвой Г.Ф. в поддержание доводов, изложенных в жалобах, мнение заместителя начальника отдела военной прокуратуры <...> военного округа подполковника юстиции Дабижи В.А., полагавшего приговор изменить, окружной военный суд

установил:

Большев А.М. признан виновным в превышении должностных полномочий с применением насилия.

Это преступление совершено осуждённым при следующих, указанных в приговоре, обстоятельствах.

Большев А.М. около 20 часов 23 июля 2013 года в помещении кладовой казармы, являясь должностным лицом, недовольный тем, что подчиненный рядовой М. без разрешения вошёл в канцелярию и забрал машинку для стрижки волос, нанёс М. удар кулаком в грудь, от чего тот упал на пол, после чего схватил потерпевшего за шею и нанёс ему несколько ударов рукой и ногой, обутой в ботинок, по телу, причинив побои.

В апелляционной жалобе осуждённый Большев А.М. приводит доводы о том, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а также просит приговор изменить и назначить ему наказание в виде штрафа без лишения права занимать определенные должности, связанные с руководством подчинёнными. В обоснование этого указывает на то, что суд неправильно оценил противоречивые показания потерпевшего М. ., данные им на предварительном следствии и в суде. В частности, М. сначала показал, что не спрашивал разрешение зайти в канцелярию, а затем заявил, что спрашивал, показания потерпевшего относительно локализации нанесённых ему ударов не совпадают.

Большев А.М. обращает внимание на то, что кровоподтёков на теле потерпевшего от его ударов ногой, обутой в ботинок, не образовалось, тогда как эксперт в суде показала, что от таких ударов должны остаться кровоподтёки, а возможно и переломы.

Как полагает Большев А.М., показания свидетеля З. недостоверны, исходя из следующего. Так, З. на предварительном следствии показывал, что видел в кладовой, как он (Большев А.М.) душил потерпевшего, а затем нанёс потерпевшему два удара ногой, обутой в ботинок. Однако в суде показал, что он нанёс потерпевшему только удары ногой, что опровергается показаниями свидетеля А. З. также на предварительном следствии показывал, что в кладовую зашёл первым, а в суде заявил, что первым туда вошёл А. , что последний подтвердил. З. утверждал, что услышал шум на третьем этаже со второго этажа, так как окна помещений располагаются друг под другом, однако свидетель Г. это опроверг в суде.

Недостоверными, по его мнению, также являются показания свидетеля Ц. , так как последний является другом М. , З. и давал показания с их слов.

Большев А.М. утверждает, что М. ., Ц. и З. в суде специально дали заведомо ложные показания, чтобы избежать ответственности за противоправное поведение в отношении него, о чём было известно следователю и некоторым военнослужащим, проходящим военную службу по призыву (первого месяца службы).

Считает, что суд необоснованно отверг показания свидетеля А. ., так как показания этого свидетеля полностью совпадают с его показаниями, а также не учёл неправомерное поведение М. , Ц. и З. в отношении него.

Защитник Гурулёва Г.Ф. в защиту осуждённого Большева А.М. в своей апелляционной жалобе о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела приводит доводы аналогичные доводам жалобы Большева А.М., а также просит приговор отменить и в отношении осуждённого вынести оправдательный приговор.

Также полагает, что показания потерпевшего М. свидетелей З. и Ц. являются недопустимыми доказательствами, так как суд не оценил их с точки зрения относимости, допустимости и достоверности.

Гурулёва Г.Ф. утверждает, что Большев А.М. не может нести уголовную ответственность за насилие в отношении М. , так как осуждённый пресекал противоправные действия потерпевшего, который угрожал ему, то есть действовал в состоянии необходимой обороны.

В возражениях на апелляционные жалобы осуждённого и защитника государственный обвинитель – заместитель военного прокурора гарнизона <...> подполковник юстиции К. просил приговор суда оставить без изменения, а апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, приведенные в апелляционных жалобах, выслушав участников судебного заседания, окружной военный суд приходит к следующему.

Вывод суда первой инстанции о виновности Большева А.М. превышении должностных полномочий с применением насилия основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный и правильный анализ которых содержится в приговоре. При этом эти доказательства не вызывают сомнения в своей достоверности.

Так, в ходе предварительного следствия и в судебном заседании об обстоятельствах совершения данного преступления потерпевший М. дал последовательные показания об обстоятельствах совершенного в отношении него вышеуказанного преступления Большевым А.М..

Помимо этого, виновность Большева А.М. установлена показаниями свидетелей З. , Ц. , С. ., Г. ., Ш. , К. и Х. , а также объективно подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта, протоколами следственных экспериментов, очных ставок и другими доказательствами, которые с достаточной полнотой изложены в приговоре и им дана надлежащая оценка.

Верно установив фактические обстоятельства содеянного Большевым А.М., суд правильно квалифицировал его преступные действия по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Показания потерпевшего М. свидетелей Ц. и З. , вопреки утверждению в жалобах, являются достаточно последовательными, согласуются и в деталях дополняют друг друга. Имеющиеся в них несущественные противоречия и неточности, на которые ссылаются в своих жалобах осуждённый и защитник, не могут повлечь отмену законного и обоснованного судебного решения.

В приговоре суд правильно сослался на то, что оснований не доверять показаниям вышеназванных потерпевших и свидетелей не имеется, поскольку у них отсутствуют мотивы для оговора осуждённого. В судебном заседании не установлено их заинтересованности в исходе дела, они показания давали добровольно и не заявляли о том, что на них оказывалось давление со стороны органов следствия.

Окружной военный суд не может согласиться и с приведёнными в жалобе защитника доводами о том, что показания потерпевшего М. , свидетелей З. и Ц. являются недопустимыми доказательствами.

Из материалов дела видно, что все следственные действия с участием указанных потерпевшего и свидетелей проведены с соблюдением требований закона. Составленные в ходе проведения указанных следственных действий документы, в том числе протоколы допросов, следственных экспериментов, очных ставок, также соответствуют требованиям закона.

Беспредметной является ссылка в жалобе на показания свидетеля Г. , поскольку указанный свидетель очевидцем совершенного осуждёнными преступления не являлся.

Правильно, по мнению окружного военного суда, судом были отвергнуты показания свидетеля А. , который в суде заявлял о том, что, якобы, около 20 часов 23 июля 2013 года в помещении кладовой казармы не видел, как Большев А.М. применял насилие к М. , поскольку, вопреки утверждению в жалобах, они опровергаются исследованными судом доказательствами. Кроме того, судом обоснованно учтено, что А. последовательно утверждал, что не мог видеть нанесение потерпевшему ударов осуждённым из-за того, что в этот момент между последним и ним находился З. (т. 1 л.д. 156-158, т.2 л.д. 58-62).

Безосновательным является утверждение Большева А.М. в жалобе о том, что М. Ц. и З. в суде специально дали заведомо ложные показания, чтобы избежать ответственности за противоправное поведение в отношении него, поскольку их показания являются последовательными, подтверждаются совокупностью исследованных судом доказательств. В судебном заседании каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре осуждённого указанными потерпевшим и свидетелями, а также об их заинтересованности в исходе дела, не установлено. Кроме того, в материалах уголовного дела имеется не отменённое постановление следователя от 16 сентября 2013 года, согласно которому уголовное преследование М. , Ц. и З. , за совершённые ими 23 июля 2013 года действия в отношении Большева А.М., прекращено (т. 1 л.д. 111-113).

То обстоятельство, что кровоподтёков на теле потерпевшего от ударов Большева А.М. ногой, обутой в ботинок, не образовалось, тогда как эксперт в суде показала, что от таких ударов должны остаться кровоподтёки, а возможно и переломы, не свидетельствует о незаконности осуждения Большева А.М..

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта Ц. потерпевшему М. были причинены ссадины на шее, правом плечевом суставе, на левой боковой поверхности грудной клетки, то есть побои.

При этом эксперт отметила, что эти телесные повреждения были причинены ударными воздействиями тупого твердого предмета (предметов), на что указывает характер повреждений, что подтверждает выводы суда о применении Большевым А.М. насилия к М. при обстоятельствах, указанных в приговоре, а именно о захвате потерпевшего за шею и нанесении ему нескольких ударов рукой и ногой, обутой в ботинок, по телу.

Между тем ни в своём заключении, ни в суде эксперт не указывала на то, что при таких обстоятельствах М. были причинены либо могли быть причинены кровоподтёки.

Доводы защитника в жалобе о том, что Большев А.М. находился в состоянии необходимой обороны, являются несостоятельными, поскольку противоправного поведения потерпевшего, которое бы явилось основанием для действий осуждённого в состоянии необходимой обороны, судом первой инстанции не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Как видно из протокола судебного заседания, версия необходимой обороны тщательно проверялась при разбирательстве дела, однако не нашла своего подтверждения. При этом судом достоверно установлено, что М. своим неправильным поведением, а именно без разрешения вошёл в канцелярию и забрал машинку для стрижки волос, лишь спровоцировал конфликт, а Большев А.М. первым применил насилие к М. и нанёс ему удар кулаком в грудь, от чего тот упал на пол, после чего схватил потерпевшего за шею и нанёс ему несколько ударов рукой и ногой, обутой в ботинок, по телу.

При таких обстоятельствах, вопреки утверждению в жалобе, оснований для освобождения Большева А.М. от уголовной ответственности на основании положения ч. 1 ст. 37 УК РФ не имеется.

При назначении наказания Большеву А.М. суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учёл характер, тяжесть и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о личности виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие наказание, влияние назначенного наказания на исправление осужденного, на условия жизни его семьи, мотивы его преступных действий, неправильное поведение потерпевшего, о чём прямо указано в приговоре. При этом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, суд обоснованно признал наличие у Большева А.М. малолетнего ребёнка.

Какие-либо иные данные, указывающие на необходимость изменения вида и размера наказания, в материалах дела отсутствуют, не приведены они и в апелляционных жалобах.

Оснований для применения ч. 6 ст. 15 УК РФ суд обоснованно не усмотрел.

Принимая решение о назначении наказания Большеву А.М., суд проанализировав совокупность всех вышеуказанных обстоятельств, данные о его личности, обоснованно счёл возможным, несмотря на совершение им тяжкого преступления, назначить ему наказание в виде лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ. Возлагая на Большева А.М. исполнение определённых обязанностей, суд обоснованно исходил из того, что они будут способствовать его исправлению, как это предусмотрено ч. 5 ст. 73 УК РФ.

При этом вывод суда о том, что исправление осуждённого возможно без реального лишения свободы, а также с применением дополнительного наказания, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 286 УК РФ в качестве обязательного, убедительно мотивирован в приговоре, основан на убеждении суда в возможности такого исправления и представляется правильным.

Исходя из этого, окружной военный суд приходит к выводу, что назначенное Большеву А.М. наказание, как по виду, так и по размеру является справедливым и оснований для назначения ему наказания в виде штрафа без лишения права занимать определенные должности, связанных с руководством подчинёнными, о чём просит осуждённый в жалобе, не имеется.

Вместе с тем приговор в части назначенного Большеву А.М. наказания подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 47 УК РФ лишение права занимать определенные должности состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления.

По смыслу закона при назначении наказания в виде лишения права занимать определенные должности в приговоре должны быть указаны органы, на которые распространяется запрет на их замещение.

При назначении Большеву А.М. дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности, связанные с руководством подчинёнными, суд в нарушение требований ч. 1 ст. 47 УК РФ не указал в приговоре, в каких именно органах (государственной власти, местного самоуправления) он не может занимать должности, связанные с руководством подчинёнными.

Применённый судом запрет лишил Большева А.М. права занимать должности, связанные с руководством подчинёнными, не только в вышеуказанных органах, а и в любых других учреждениях и организациях, в том числе и коммерческих, что лишает возможности исполнения данного вида наказания.

При таких условиях дополнительное наказание следует считать неназначенным, и указание на него подлежит исключению из приговора.

Каких-либо существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих изменение или отмену приговора, по делу не установлено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.389.13, п.9 ч.1 ст.389.20 и ст.389.28 УПК РФ, окружной военный суд

определил:

приговор Читинского гарнизонного военного суда от 11 ноября 2013 года в отношении Большева А.М. изменить.

Исключить из резолютивной части приговора указание на назначение Большеву А.М. дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности, связанные с руководством подчинёнными сроком на 1 год.

В остальном приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы осуждённого Большева А.М. и защитника Гурулёвой Г.Ф. – без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

 

оригинал

   
Все права защищены и принадлежат их законным обладателям © Самосуд 2013-2015
Rambler's Top100