Список федеральных судов
   

Октябрьский районный суд г. Ижевска (Удмуртская Республика)

ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

ДЕЛО

Дата поступления13.05.2013
Начало течения срока рассмотрения дела27.11.2013
КатегорияСпоры, связанные с наследованием имущества
Председательствующий судьяКарпова Оксана Павловна
Дело рассмотрено (выдан приказ)20.01.2014
Результат рассмотренияОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы)
Решение вступило в законную силу14.04.2014

 

ДВИЖЕНИЕ ДЕЛА

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Наименование события Результат события Основания для выбранного результата события Дата события Время события
Регистрация иска (заявления, жалобы) в суде 13.05.2013 09:26
Решение вопроса о принятии иска (заявления, жалобы) к рассмотрению Иск (заявление, жалоба) принят к производству 13.05.2013 09:29
Передача материалов судье 13.05.2013 09:29
Вынесено определение о подготовке дела к судебному разбирательству 17.05.2013 09:08
Вынесено определение в порядке ст. 152 ч.3 ГПК РФ (о назначении срока проведения предв. суд. заседания выходящего за пределы установленных ГПК) 17.05.2013 10:00
Предварительное судебное заседание Назначено судебное заседание 24.06.2013 09:00
Судебное заседание Производство по делу приостановлено НАПРАВЛЕНИЕ СУДОМ СУДЕБНОГО ПОРУЧЕНИЯ в порядке ст.62 02.08.2013 09:00
Производство по делу возобновлено 14.10.2013 14:24
Судебное заседание Рассмотрение дела начато с начала (!) Изменение основания или предмета иска, увеличение размера исковых требований 17.10.2013 10:00
Судебное заседание Рассмотрение дела начато с начала (!) Изменение основания или предмета иска, увеличение размера исковых требований 27.11.2013 10:00
Судебное заседание Заседание отложено неявка ОТВЕТЧИКА 26.12.2013 09:00
Судебное заседание Вынесено решение по делу ОТКАЗАНО в удовлетворении иска (заявлении, жалобы) 20.01.2014 14:00
Изготовлено мотивированное решение в окончательной форме 12.02.2014 16:09
Дело сдано в канцелярию 13.02.2014 16:09
Дело оформлено 30.04.2014 08:58
Дело передано в архив 30.04.2014 08:58

СТОРОНЫ ПО ДЕЛУ (ТРЕТЬИ ЛИЦА)

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

Вид лица, участвующего в деле Лицо, участвующее в деле (ФИО, наименование)
ОТВЕТЧИК Медведев К.М.
ИСТЕЦ Медведева Т.С.

ОБЖАЛОВАНИЕ РЕШЕНИЙ, ОПРЕДЕЛЕНИЙ (ПОСТ.)

ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ

ФИО (наименование) заявителя Наименование вышестоящей инстанции Дата рассмотрения представления (жалобы) Результат рассмотрения
Медведева Т.С. Верховный суд Удмуртской Республики 14.04.2014 Оставить решение (определение) БЕЗ ИЗМЕНЕНИЯ, а жалобу или представление без удовлетворения

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело № 2-24/14

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

20 января 2014 года г.Ижевск

Октябрьский районный суд г.Ижевска в составе:

председательствующего судьи Карповой О.П.,

при секретаре Шавеко Н.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску М.Т. к М.К. , М.А. , М.Е. о расторжении договора дарения,

УСТАНОВИЛ:

М.Т. первоначально обратилась в суд с иском к М.К. о расторжении договора дарения, мотивируя свои требования следующим.

11 октября 2012 года, при получении выписки в управлении Росреестра, подтвердился тот факт, что ее квартира по адресу: <адрес> , ей не принадлежит, а находится в собственности правнуков: М.Е. и М.А. , которых она никогда не видела и о них ничего не знает.

При получении выписки ей устно пояснили, что она, заключив договор дарения <номер> от 02 августа 2010 года, перестала быть собственником, так как подарила имущество через своего внука М.К. правнукам и сама лично подписала данные документы при регистрации.

Она помнит, что в августе 2010 года М.К. приезжал к ней и возил в какое - то государственное учреждение, где ей давали на подпись много различных документов, которые она подписывала. При этом внук говорил, что ему не хватает каких-то квадратных метров, и она не возражала передать ему квадратные метры, но только после своей смерти и при условии, что он будет помогать ей в быту и содержании квартиры при жизни. При этом она надеялась на добропорядочность внука. Однако, после совершения сделки М.К. исчез и никакой помощи не оказывает ни в быту, ни в содержании квартиры. Более того, он фактически лишил ее единственного места проживания, квартиры, которая ей дорога еще и как память об умершем в мае 1997 года сыне, участнике ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, М.В. , проживавшем совместно с ней.

Из текста договора дарения следует (п.9), одаряемый, ее внук, обязывался использовать квартиру только по прямому назначению как жилое помещение, за свой счет осуществлять эксплуатацию и ремонт квартиры, а также участвовать в расходах на техническое обслуживание и ремонт, в том числе капитальный, всего дома, а также уплачивать налоги на недвижимость. Однако, никаких платежей ни за квартиру, ни по налогам внук не производил и не производит. Более того, ответчик даже не предпринимал и не предпринимает никаких действий, чтобы сделать в квартире хотя бы косметический ремонт. Тем самым М.К. существенно нарушает договор дарения, так как она находится в весьма преклонном возрасте и ей трудно самостоятельно содержать квартиру и делать в ней ремонт. Все платежи и содержание квартиры она осуществляет самостоятельно. Кроме того, если бы она могла предвидеть, что М.К. не будет помогать ей в быту и в содержании квартиры, то она вообще никогда не заключала бы никакого договора дарения, и не лишала бы себя права собственности на квартиру.

По указанным причинам, считает, что М.К. , существенно нарушает условия договора и соответственно, договор дарения <номер> от 02 августа 2010 года подлежит расторжению. Кроме того, просит учесть и то, что обстоятельства, из которых исходили стороны при заключении договора, существенно изменились. При этом, ей известно о том, что внук М.К. уже длительное время находится в следственном изоляторе по подозрению в совершении преступления, следовательно, он не в состоянии исполнять условия договора дарения.

Просила расторгнуть договор дарения квартиры, находящейся по адресу: <адрес> , зарегистрированный в Управлении службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике за номером <номер> от 02 августа 2010 года (дата регистрации 10 августа 2010 года), заключенный между М.Т. и М.К. , действовавшим в интересах несовершеннолетних детей М.А. , М.Е. .

В ходе судебного заседания истец, ее представитель Б.А. , действующий на основании ордера <номер> от 21 июня 2013 года, поддержали требования в полном объеме, при этом представитель истца пояснил, что в соответствии со ст.452 ГК РФ, 18 февраля 2013 года, в адрес ответчика и его жены С.Н. , являющейся также представителем несовершеннолетних дочерей М.А. и М.Е. направлялось требование о расторжении договора с соглашением о расторжении договора дарения. Однако, в разумный срок, указанный в требовании (до 15 марта 2013 года) в адрес истца никакого ответа не поступало, что и послужило основанием для обращения в суд.

Согласно п.2 ст.450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда только при существенном нарушении другой стороной. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора. Исходя из настоящей статьи, истец фактически несет ущерб от неисполнения обязанностей внуком, в части отсутствия помощи от внука, которую она, в свои 92 года, вправе была получать, если бы он надлежащим образом исполнял п.9 договора дарения.

В соответствии со ст.451 ГК РФ существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его расторжения. Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Применительно к указанным правилам, истец, конечно же, никогда бы не заключила договор, если бы даже могла предположить то, что ее внук будет арестован и возможно осужден и не сможет оказывать ей помощь в виде осуществления расходов по содержанию и ремонту квартиры.

Ответчик М.К. в судебное заседание не явился, в настоящее время находится в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Республике Коми, был опрошен по отдельному судебному поручения, представил письменный отзыв, в котором указал, что исковые требования не признает, 02 августа 2010 года по личной инициативе его бабушки М.Т. , <дата> года рождения, действительно был заключен (подписан) договор дарения № 01/068/201-658, согласно которому истец подарила ему, а позже он передарил квартиру своим детям М.А. и М.Е. Такая сделка была осуществлена добровольно, без какого-либо давления со стороны или понуждения. В соответствии с п.9 договора дарения одаряемый обязуется использовать квартиру по прямому назначению как жилое помещение, осуществлять ремонт, участвовать в расходах на содержание квартиры и т.п.

В настоящее время он содержится под стражей в качестве подозреваемого в ФКУ СИЗО-1 ГУФСИН России по Республике Коми. Следовательно, он на данный период времени ограничен в свободе передвижения, свободе общения - свободе действий в целом и общем.

До момента заключения (подписания) спорного договора, равно как и после данной процедуры он периодически помогал своей бабушке М.Т. материально, путем направления в ее адрес денежных средств, поскольку сам был трудоустроен и проживал в <адрес> Республики Коми. Помимо всего прочего, им был организован ремонт спорной квартиры - он лично обращался в организацию, специализацией которой, в том числе, является оказание услуг по ремонту квартир, и с которой был заключен договор на ремонт квартиры. Данная организация находится неподалеку от квартиры, в которой проживает его бабушка.

Ранее, находясь на свободе, он регулярно ездил к бабушке в <адрес> , в основном на летний сезон, - проживал в указанной квартире, помогал М.Т. по мере имеющейся возможности.

За весь период взаимоотношений с бабушкой у них с ней не возникало конфликтов, не было неприязненных отношений, - напротив всегда присутствовало достаточно теплое отношение и доверие друг к другу. Он и его дети - единственные, кто остался из родных и близких людей бабушки. Они являются единственными наследниками М.Т. как по закону, так и по завещанию, которое находится у его семьи по месту жительства. Учитывая преклонный возраст бабушки, не имеющей опыта написания и составления искового заявления, не владеющей навыками обращения с компьютерной техникой, а также исходя из отсутствия оснований для расторжения договора до момента его заключения под стражу - следует сделать однозначный вывод о неком вмешательстве посторонних лиц, очевидно заинтересованных в удовлетворении искового заявления. Иными словами, некто (не исключено - группа лиц), чьим преступным умыслом является завладение чужим имуществом, ввел дарителя в заблуждение, войдя в доверие к пожилому человеку. В ближайшем будущем, он безотлагательно намерен обратиться в органы прокуратуры Удмуртской Республики с целью проведения проверки по данному факту для предотвращения вероятного нарушения прав его родственницы.

Законный представитель несовершеннолетних М.А. и М.Е. , С.Н. в ходе судебного заседания иск не признала, суду пояснила, что на протяжении длительного времени они с супругом М.К. помогали его бабушке, направляли денежные средства, приезжали в гости, сделали ремонт в ее квартире, поменяли окна, утеплили балкон. В настоящее время помощь оказывать они не могут поскольку ее супруг находится в следственном изоляторе по обвинению в преступлении, поэтому детей приходится содержать самой. Договор дарения подписывался самой М.Т. , которая психическими заболеваниями не страдала. Кроме того, она продолжает проживать в спорной квартире, права пользования данным имуществом ее никто не лишал.

Представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике, в судебное заседание не явился, надлежащим образом был извещен о времени и месте судебного заседания, дело в соответствии со ст. 167 ГПК РФ, рассмотрено в его отсутствие.

Представитель отдела по делам семьи и охране прав детства Администрации Октябрьского района г.Ижевска в судебное заседание не явился, представил заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие. Дело в соответствии со ст.167 ГПК РФ, рассмотрено в его отсутствие.

Свидетель И.Т. , опрошенная в ходе судебного заседания 02 августа 2013 года пояснила, что истец М.Т. приходится ей соседкой по этажу. О ее внуке М.К. Косте она много слышала, но никогда его не видела. Часто бывает у нее в квартире, видела, что окна заменены на пластиковые, балкон утеплен, но сама по себе квартира очень простенькая. М.Т. рассказывала, что завещала квартиру внуку, но очень сетовала, что за ней никто из родственников не ухаживает, социальные работники приходят редко. О том, что она отменила завещание и оформила договор дарения на квартиру, она не знала.

Свидетель И.А. , опрошенный в ходе судебного заседания 02 августа 2013 года пояснил, что истец приходится ему соседкой по подъезду, он оказывает ей посильную помощь, по ее просьбе приобретает лекарственные препараты и продукты. Знает, что у М.К. имеется внук Костя, которому завещана спорная квартира, о имеющихся сделках по этой квартире он пояснить ничего не смог.

Свидетель Х.Р. , опрошенный в ходе судебного заседания 17 октября 2013 года пояснил, что истец приходится ему знакомой, их семьи дружили еще до его рождения. О проблемах, возникших у истца с квартирой, знает с ее слов. Первоначально М.Т. завещала квартиру внуку, а затем, поскольку последний ей не помогал, отменила это завещание. Где-то 2-3 года назад к ней приехал внук и попросил оформить на него «квадратные метры», свозил ее в регистрационную палату, где она подписала все документы, в том числе и дарственную. Она говорила, что плохо себя чувствует, но просто хотела помочь внуку и не вникала в происходящее.

Свидетель К.Н. , в ходе судебного заседания 17 октября 2013 года пояснила, что истец приходится ей теткой, с М.К. она встречалась несколько раз. О том, что она оформила квартиру на внука, знает с ее слов, при этом она ей говорила, что это единственный ее внук, которому она оставляет квартиру.

Свидетель Т.Г. , опрошенная в ходе судебного заседания 17 октября 2013 года, пояснила, что является подругой истца. М.Т. ей рассказывала, что она распорядилась свой квартирой в пользу любимого внука, но по ее мнению, она не понимала на момент совершения сделки, что лишается ее и право собственности переходит на внука, либо на ее правнуков.

Свидетель Б.В. в ходе судебного заседания 17 октября 2013 года пояснила, что истец является подругой ее матери, часто ее навещает, помогает продуктами и лекарствами. М.Т. говорила ей, что внук это единственный родственник, которому она хочет оставить все имущество. При этом она предупредила М.Т. , что необходимо оформлять завещание, а не дарственную, но истец поступила по - своему, возможно она не понимала значение своих действий.

Свидетель М.М. , опрошенный в ходе судебного заседания 20 января 2013 года, пояснил, что приходится сыном М.К. , истец приходится ему прабабушкой. Когда отец приезжал в Ижевск, он проживал с истцом, покупал ей продукты, лекарства, отремонтировал квартиру, утеплил балкон, поменял окна в квартире на пластиковые, купил новый ковер. До 2012 года постоянно перечислял бабушке деньги, а впоследствии она перестала ходить на почту за деньгами, он попросил его лично передавать ей деньги. Однако прабабушка отказывается принимать их, на контакты не выходит, двери своей квартиры не открывает, разговаривать не желает.

Выслушав мнение участников процесса, свидетелей, заключение судебной психиатрической экспертизы, исследовав и проанализировав материалы дела, суд устанавливает обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора по существу.

14 августа 2007 года М.Т. , <дата> года составлено завещание, согласно которому все ее движимое и недвижимое имущество, какое ко дню ее смерти окажется ей принадлежащим, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось, завещано М.К. , <дата> года рождения, данное завещание удостоверено нотариусом Ч.М. (л.д. 108).

25 августа 2011 года данное завещание отменено, согласно распоряжения нотариуса Ч.М. (л. 109).

02 августа 2010 года между М.Т. и М.К. , действующим за своих несовершеннолетних детей М.А. , М.Е. , заключен договор о нижеследующем:

Даритель передал безвозмездно (в качестве дара), а одаряемый принял в дар для М.А. и М.Е. в долевую собственность в равных долях каждому, квартиру, находящуюся по адресу: <адрес> (п.1).

Согласно кадастрового паспорта помещения, выданного филиалом ФГУП «Ростехинвентаризация - Федеральное БТИ» по УР от 27 июля 2010 года, указанная квартира расположена на 9 этаже, состоит из одной жилой комнаты, полезной площадью 28,2 кв.м., в том числе жилой 13,6 кв.м. (п.2).

Указанная квартира принадлежит дарителю на основании договора на передачу и продажу квартир (домов) в собственность граждан <номер> от 22 октября 1992 года, заключенного с ГП «Электромеханический завод», зарегистрированного в БТИ г.Ижевска УР 28 ноября 1992 года, записанного в реестровую книгу под <номер> (п.4 договора).

На момент подписания настоящего договора указанная квартира со слов дарителя, никому другому не продана, не заложена, в судебном споре и под арестом (запрещением) не состоит, не обременена правами и претензиями третьих лиц, о которых стороны не могли не знать на момент подписания настоящего договора (п.5 договора).

Сторонам известно о следующих положениях закона: недействительность сделки с момента ее заключения, если стороны имели целью прикрыть другую сделку (ст.170 ГК РФ), возможность предъявления иска о признании сделки недействительной в случае совершения ее под влиянием обмана, насилия, угроз, вследствие стечения тяжелых обстоятельств в течение года со дня прекращения насилия, угроз, получения стороной сведений об иных обстоятельствах (ст. ст. 179, 181 ГК РФ); возможность расторжения договора по иску заинтересованных лиц, чьи интересы нарушены совершением настоящей сделки (ст. ст. 256, 292 ГК РФ); невозможность ссылаться на иные документы и требовать исполнения условий сделки согласие сторон, по которым не достигнуто в рамках настоящего договора (ст. 432 ГК РФ) (п.5).

Настоящий договор и переход права собственности к М.А. , М.Е. на даримую квартиру подлежат государственной регистрации в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Удмуртской Республике (ст. ст. 433, 551 ГК РФ) (п.6). Настоящий договор содержит весь объем соглашений между сторонами в отношении предмета договора, отменяет и делает недействительными все другие обязательства и заявления, которые могли быть приняты или сделаны сторонами, будь-то в устной или письменной форме, до заключения настоящего договора (п.7).

Одаряемый обязался использовать указанную квартиру только по прямому назначению как жилое помещение, осуществлять за свой счет эксплуатацию и ремонт квартиры, а также соразмерно с занимаемой площадью участвовать в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом, в том числе капитальным всего дома, принял на себя обязанности по уплате налогов на недвижимость (п.9).

Одаряемый поставлен в известность, что согласно копии карточки, в <адрес> с правом проживания и пользования жилым помещением зарегистрирована: М.Т. . Даритель сохраняет право проживания и право пользования указанной квартирой (п.11 договора).

02 августа 2010 года в Управление государственной регистрации М.Т. подано заявление о государственной регистрации права собственности (подтверждение ранее возникшего права) на вышеуказанный объект недвижимости.

Также 02 августа 2010 года в Управление М.Т. , М.К. , действующим как законный представитель своих несовершеннолетних детей М.А. ( <дата> года рождения), М.Е. ( <дата> года рождения), поданы заявления о государственной регистрации договора от 02 августа 2010 года <номер> (далее - договор дарения), перехода права собственности, права общей долевой собственности. По договору дарения истец подарила М.А. , М.Е. (каждому по 1/2 доли) вышеуказанную квартиру.

На момент регистрации в отношении вышеуказанного объекта недвижимости, сторон договора арестов, запрещений в адрес Управления не поступало. Следовательно, оснований для приостановления, отказа в государственной регистрации не имелось. Запись о регистрации права собственности М.А. , М.Е. в ЕГРП внесена 20 августа 2010 года.

06 декабря 2012 года в Управление М.Т. подано заявления о государственной регистрации соглашения о расторжении договора дарения, права собственности в отношении вышеуказанной квартиры.

18 февраля 2013 года в адрес М.К. , законного представителя несовершеннолетних С.Н. , направлено требование о расторжении договора дарения (л.д.12,17).

Данные обстоятельства установлены в ходе судебного заседания, сторонами в целом не оспариваются.

Исковое заявление М.Т. к М.К. , М.А. , М.Е. о расторжении договора дарения, не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 572 Гражданского кодекса Российской Федерации:

По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со статьей 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором. Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Материалами дела установлено, что М.Т. являлась собственником жилого помещения - однокомнатной квартиры, общей площадью 28,2 кв. м., в том числе жилой площадью 13,6 кв.м., расположенной по адресу: <адрес> .

02 августа 2010 года между М.Т. и М.К. , действующим за своих несовершеннолетних детей М.А. и М.А. был заключен договор дарения квартиры, согласно которому М.Т. подарила, а ответчики приняли в дар квартиру, расположенную по адресу: <адрес> .

Указанный договор зарегистрирован в Федеральной службе государственной регистрации, кадастра и картографии 20 августа 2010 года, выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Согласно ст. 2 Федерального закона от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее - Закон о регистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - государственная регистрация прав) - юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Государственная регистрация прав проводится на всей территории Российской Федерации по установленной настоящим законом системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП).

В соответствии с п.1 ст.6 Закона о регистрации права на недвижимое имущество, возникшие до момента вступления в силу настоящего Федерального закона, признаются юридически действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Государственная регистрация прав проводится в порядке, определенном ст.13 Закона о регистрации (п. 6 ст. 131 ГК РФ). Государственная регистрация перехода права на объект недвижим имущества, его ограничения (обременения) или сделки с объектом недвижимого имущества возможна при условии наличия государственной регистрации ранее возникших прав на данный объект в ЕГРП (п. 2 ст. 13 Закона о регистрации). Государственная регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица при наличии у него нотариально удостоверенной доверенности, если иное не установлено федеральным законом. К заявлению о государственно регистрации прав должны быть приложены документы, необходимые для проведения регистрации(ст. 16 Закона о регистрации).

Из материалов дела видно, что договор дарения заключен в регистрационной палате, лично подписан истцом.

На момент заключения сделки даритель психическими заболеваниями не страдала, на вопросы суда отвечала четко, понимая значение всех своих действий, несмотря на то, что ей более 90 лет.

При рассмотрении дела в суде пояснила, что основанием для обращения в суд явилось то обстоятельство, что в настоящее время ей трудно одной управляться с квартирой, ответчики ей не помогают, ремонт квартиры не производят, не участвуют в расходах, связанных с техническим обслуживанием и ремонтом квартиры, не принимают на себя обязанность по уплате налогов на недвижимость.

Суд считает, что оснований для расторжения оспариваемого договора не имеется, поскольку частью 2 статьи 450 ГК РФ установлен исчерпывающий перечень оснований в результате которых договор может быть расторгнут.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

По смыслу договора дарения имущество от дарителя одаряемому передается в дар безвозмездно.

Доказательств того, что при заключении договора дарения, ответчики взяли на себя перед истцом встречные обязательства, как-то, оказывать материальную помощь, какие либо услуги, и т.д., не имеется.

Кроме того, в настоящее время законный представитель несовершеннолетних ответчиков М.К. находится в следственном изоляторе и не может оказывать помощь своей бабушке, кроме того стороной по сделке он не являлся, а лишь при заключении договора представлял интересы своих несовершеннолетних детей.

При таких обстоятельствах требования М.Т. к М.К. необоснованны, поскольку заявлены к ненадлежащему ответчику.

Требования к несовершеннолетним ответчикам М.А. , М.Е. также не подлежат удовлетворению, поскольку при совершении сделки, им было 1,5 года и 6 лет, они фактически не имели возможность использовать спорную квартиру как жилое помещение, участвовать в расходах, принимать участие в исполнении обязанности по уплате налогов.

Однако их представитель М.К. до помещения его в следственный изолятор, принимал участие в содержание квартиры, отремонтировал пол, поменял деревянные окна на пластиковые, утеплил балкон. Данные обстоятельства свидетельствует о том, что законный представитель принимал участие в ремонте квартиры, в расходах, связанных с техническим обслуживанием, согласно договору.

В ходе рассмотрения дела истцом, в нарушение требований ст. ст. 56, 57 ГПК РФ не представлено относимых и допустимых доказательств, с достоверностью подтверждающих, что имеют место существенные нарушения договора другой стороной.

Таким образом, оценивая относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а так же достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, суд полагает необходимым в удовлетворении требований истцу отказать в полном объеме.

Руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

Иск М.Т. к М.К. , М.А. , М.Е. о расторжении договора дарения, оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Удмуртской Республики через Октябрьский районный суд г. Ижевска в течение месяца со дня изготовления решения в окончательной форме.

Решение в окончательной форме изготовлено 12 февраля 2014 года.

Председательствующий судья О.П. Карпова

 

оригинал

   
Все права защищены и принадлежат их законным обладателям © Самосуд 2013-2015
Rambler's Top100